“девятый вал” айвазовского. почему это шедевр – все о живописи

“Девятый вал” Айвазовского. Почему это шедевр – Дневник живописи

Иван Айвазовский. Девятый вал. 1850 г. Русский музей, Санкт-Петербург.

Шторм. Волна одна за другой. Горстка уцелевших после кораблекрушения. Рассвет. Который не принёс облегчения. Лишь осветил людям весь ужас происходящего. Шансов на спасение немного…

Девятый вал – самая известная картина Айвазовского. Она была признана шедевром в первый же день выставки в далёком 1850 году. Люди приходили посмотреть на неё по несколько раз. Почему? Что в этой картине такого особенного?

Попробуем разобраться. А попутно разглядим ее самые интересные детали.

Волны

Иван Айвазовский. Девятый вал. Фрагмент. 1850 г. Русский музей, Санкт-Петербург

Легенда о девятом вале была очень популярна в 19 веке. Моряки верили, что во время шторма девятая по счёту волна – самая большая и разрушительная.

С ней и встретились герои картины. 6 несчастных моряков. Которые цепляются за жизнь в бушующем море. На куске мачты погибшего корабля.

Волны у Айвазовского потрясающие. Сквозь них просвечивает солнце. Такого эффекта прозрачности художник добивался множественным наложением мазков (лессировки). Такие волн вы редко, у кого встретите.

Обратите внимание

Посмотрите на картины других маринистов. Из западной Европы. Так как в России море почти никто не изображал. И вы поймёте весь гений Айвазовского.

Слева: Клод Верне (Франция). Кораблекрушение. 1763 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург. Справа: Ричард Нибс (Англия). Кораблекрушение. 19 век. Национальный морской музей, Лондон

Неправильные волны

Обратите внимание, что волны идут стороной от потерпевших. И не такие уж они огромные. Настоящие волны смерти достигают в высоту 20-30 м. На “Девятом вале” они высотой не более 3 м.

Возможно, Айвазовский пощадил своих героев. Показывая, что они справятся. Если бы он написал идущую прямо на людей волну в 30 м, это было бы чистой трагедией.

Он же был оптимистом. И почти в каждой картине с кораблекрушениями он смягчает трагизм. Добавляет надежду. В виде восходящего солнца. Выбравшихся людей на берег. Виднеющегося корабля.

Картины Айвазовского. Слева: Кораблекрушение. 1864 г. Музей католикосата “Эчмиадзин”, Армения. Справа: Спасающиеся от кораблекрушения. 1844 г. Государственная картинная галерея Армении, Ереван

Все были в восторге от реалистичных волн Айвазовского. Художник Карл Брюллов говорил, что чувствует вкус соли, когда смотрит на его картины.

Самое интересное, что волны на “Девятом вале” изображены НЕ правильно! Заворачивающиеся гребни волны, так называемые “фартуки” в открытом море никогда не образуются. Только у берега. Когда волна уже накатывает на пляж или скалы.

Это не значит, что Айвазовский этого не знал. В 1844 году он сам попал в сильнейший шторм. Потом вспоминал, что многие пассажиры очень сильно испугались. А он, как ненормальный, стоял на палубе. Во все глаза смотрел на бушующее море. Он впитывал впечатления. Для своих будущих картин.

Почему же он изобразил волны неправильно?

Важно

Айвазовский был романтиком. То есть художником, который восторгался стихиями. И подчёркивал силу природы с помощью различных эффектов.

Согласитесь, вспененная, закрученная волна смотрится величественнее. Она более понятна обычному человеку. Чем грозный, пирамидальный вал настоящей волны.

Небо

Иван Айвазовский. Девятый вал. Фрагмент. 1850 г. Русский музей, Санкт-Петербург

Небо на картине “Девятый вал” обнадеживающее. Восходящее солнце. Тучи развеиваются. Их гонит сильный ветер. Фиолетовый оттенок неба. Ночь отступает.

Айвазовский был отменным мастером. Но особенно ему удавались световые эффекты. Никакой специальной краски он не использовал. Однако его солнце выходило таким ярким, что многие верили в обратное.

Некоторые даже на полном серьезе заглядывали за картину. Они думали, что сзади полотна стоит свечка.

Проверьте себя: пройдите онлайн-тест «Насколько Вы разбираетесь в живописи?»

Выжившие

Иван Айвазовский. Девятый вал. Фрагмент. 1850 г. Русский музей, Санкт-Петербург

Люди на “Девятом вале” тщательно написаны. Несмотря на их небольшие размеры. При этом их позы и жесты очень выразительны. Они в отчаянии. Они борются за жизнь из последних сил.

Двое из них вот-вот соскользнут. Один уже падает в воду. Другой отчаянно цепляется за него. Возможно, мы видим последние минуты их жизни.

Другой моряк протянул руку к небу: “О море, сжалься над нами!” Ещё одного моряка мы видим со спины. Он размахивает красной тряпкой. Корабля не видно. Более того, обзор закрыт волнами. Зачем? Видимо, на удачу.

Обратите внимание, что люди одеты в восточные одежды. Затонул корабль из далекой страны. Зритель не знает этих людей. Они ему не родные. Это не купцы с соседней улицы.

Такую дистанцию Айвазовский добавляет не случайно. Она убирает сильную тревогу. Которая бы мешала наслаждаться бушующем морем. И героизмом людей.

Как “Девятый вал” влияет на людей

С одним известным хореографом Дэвидом Доусоном случилась одна история. Он приехал в Петербург ставить балет в Мариинке. В фойе театра он увидел репродукцию “Девятого вала”. Немного удивился. Репродукция этой же картины висела в его номере отеля.

Однажды ночью он проснулся и взглянул на картину. И ужаснулся. На полотне не было людей. Как будто их смыло! Он увидел в этом недобрый знак. Знак провала его постановки. Что ж поделать, такая репродукция попалась. Не совсем точная копия.

Утром прибежал в театр и успокоился. На репродукции в Мариинке люди были на месте. Значит надежда есть.

Премьера балета прошла успешно.

Почему все знают “Девятый вал”?

Сложно представить себе более популярную картину, чем “Девятый вал”. Да, она монументальна. Грандиозна. Работы такого уровня хорошо знают искусствоведы и любители живописи. Но не люди, далёкие от искусства. О “Девятом вале” же знает решительно все. Почему?

1. Айвазовский был первым художником, который стал организовывать персональные выставки. Причём не только в Петербурге. Но и в провинциальных городах.

2. Айвазовский всегда был за то, чтобы его искусство шло в массы. Отсюда – открытки с его маринами в каждой лавке. Репродукции – в каждой рюмочной.

Совет

3. Айвазовский умел добавлять яркие эмоции. Девятый вал – это отчаянная борьба человека со всемогущей стихией. Такие сюжеты всегда бередят кровь.

4. Мало кто из русских людей видел море. Пока не стали выезжать на морские курорты в 30-х годах 20 века. До этого море знали только по картинам Айвазовского.

А конкурентов у него особо не было. Маринистами в 19 веке были ещё Алексей Боголюбов и Сильвестр Щедрин.

Слева: Боголюбов. Морской бой. 1859 г. Радищевский музей в Саратове. Справа: Щедрин. Вид Сорренто близ Неаполя. 1825 г. Тверская картинная галерея

Но эти художники чаще жили за границей. Их картин обычные люди почти не видели.

Так что у Айвазовского с его талантом и трудоголизмом были все шансы прославиться. Он стал всенародным любимым художником. А “Девятый вал” – его главным шедевром.

Для тех, кто не хочет пропустить самое интересное о художниках и картинах. Оставьте свой e-mail (в форме под текстом), и Вы первыми будете узнавать о новых статьях в моем блоге.

Источник: https://arts-dnevnik.ru/aivazovsky-devyaty-val/

История одной картины. «Девятый вал» – это не про революцию!

Было, было такое время, когда сюжет картины Ивана Айвазовского «Девятый вал» толковался как политическая аллегория.

Говорят, что даже экскурсоводы в Русском музее перед этим монументальным полотном вспоминали волну революций, прокатившуюся в 1848 году по Европе.

А иногда еще и безвременную кончину Виссариона Белинского умудрялись «привязать» к этому яростному природному явлению, столь реалистично изображенному на холсте…

И. Айвазовский “Девятый вал”, 1850 г.

Однако едва ли автор картины, признанной шедевром практически в тот же день, когда она была написана, думал о каких бы то ни было революциях и мятежах. Ведь доподлинно известно, что художником безраздельно владела одна страсть – любовь к морю. И связь стихии с политикой видится в данном случае, как говорится, «притянутой за уши».

Шторм Айвазовского – это талантливый показ природной стихии, прекрасной в своей силе и независимости, и поиск подтекстов и тайных значений здесь – неблагодарное и крайне нелепое занятие.

Тем более, тема драматического противоборства человека и стихии довольно распространена среди творческих людей – поэтов, писателей, музыкантов и, конечно, художников.

Так какая, к чёрту, революция, хоть и захлёстывает волной народ довольно лихо?..

Фрагмент картины «Девятый вал»

Не страх, но восторг!

Известно, что Айвазовский не писал с натуры. Только воспоминания об увиденном когда-то, только беглые наброски. И вообще, видел ли он девятый вал? Или всё это его буйное воображение? Оказывается, видел! И был восхищён. И запомнил.

И без долгих творческих мучений запечатлел.

Конечно, опыт, полученный им во время морского похода из Англии в Испанию, во время которого случился мощный шторм, был дополнен древними моряцкими поверьями о девятом вале – самой большой и ужасной по своей мощи волне из тех, что при шторме наваливаются одна на другую.

Кстати, после того злосчастного англо-испанского похода по Европе пронеслась весть о гибели «молодого талантливого художника». Айвазовский же вспоминал впоследствии, что в то время, когда среди пассажиров корабля царила паника и многие прощались с жизнью, он… любовался неистовостью могучего моря:

Фрагмент картины «Девятый вал»

А еще художник так объяснял свое творчество, отрицающее «прямой перенос с натуры»:

Работать быстро и талантливо

Мнения о том, сколько работал над «Девятым валом» Айвазовский, расходятся. Одни называют 11 дней, другие – 3 часа.

В любом случае, утверждают специалисты, следует учитывать факт, что художник писал картину в Феодосии, в собственной мастерской, которая находилась в северной части дома, а это значило, что солнце проникало туда лишь к вечеру. То есть художник имел определенные временны́е ограничения при работе над холстом.

Так ведь и 11 дней для такого масштабного полотна размером 221×332 см – совсем немного. А вот в 3 часа верится с трудом. Ну, разве что если исключить работу с эскизами и учесть талант и навык…

Обратите внимание

В любом случае Айвазовский писал быстро. Неизменно удивлялся живописцам, создающим картины годами. Про себя говорил, что не отойдёт от картины, пока не выскажется. Это выливалось порой в 12-14 часов беспрерывного труда над полотном.

Кстати, его технике воссоздания волн на холсте не переставали поражаться знатоки живописи. Ему блестяще удавалось изображать находящуюся в движении, практически прозрачную волну. Эффекта прозрачности он достигал при помощи приема, называемого лессировкой, когда тончайшие слои краски аккуратно наносятся один на другой. Лессировка Айвазовского критиками называлась виртуозной.

Фрагмент картины «Девятый вал»

Шедевр! Однозначно шедевр!

Картину публика оценила сразу. Где бы она ни выставлялась, тут же выстраивались очереди из желающих ее посмотреть. Критики не скупились на хвалебные отклики и сравнивали «Девятый вал» с «Последним днем Помпеи» К. Брюллова. Заинтересовала картина и известного коллекционера того времени Павла Третьякова. Он писал художнику:

Но императору Николаю I удалось опередить Третьякова. Он незамедлительно купил картину и поместил ее в Эрмитаж. В 1897 году «Девятый вал» был передан Русскому музею. Там полотно находится и в настоящее время. Правда, иногда оно совершает турне…

«Девятый вал» покидал стены музея 8 раз. Самым дальним оказался вояж в Японию. Надо сказать, что японцы очень неравнодушны к гению Айвазовскому.

В 2003-м году, когда «Фуджи-музей» отмечал своё 30-летие, его администрацией был проведён опрос постоянных посетителей.

Одним из вопросов был такой: какая картина за три десятилетия запомнилась вам больше других? Ответ был достаточно дружен и однозначен – «Девятый вал» русского художника Ивана Айвазовского.

Автор статьи — @bovary

Приглашаем авторов в сообщество «Мастерская художников»

Источник: https://golos.io/vp-painting/%40vp-painting/istoriya-odnoi-kartiny-devyatyi-val-eto-ne-pro-revolyuciyu

История одного шедевра: «Девятый вал» Айвазовского

Говорим «Айвазовский» — подразумеваем «Девятый вал». И наоборот. О картине, ставшей программой для мариниста, у которого, между прочим, немало и других работ.

«Девятый вал» Ивана Айвазовского (1850)

СюжетЧудом выжившие после шторма люди готовятся встретить новый удар стихии — тот самый девятый вал, грозу всех, кто в море. От судна остались лишь щепки, на горизонте — ни клочка земли. Пятеро восточных мужчин из последних сил держатся за мачту. Казалось бы, шансов выжить — ноль, но яркое восходящее солнце дарит надежду на спасение и героям сюжета, и зрителям.

Читайте также:  Картины третьяковской галереи. 7 шедевров, которые стоит увидеть - все о живописи

Контекст

Как это всегда бывает в историях великих произведений, есть смысл на поверхности, а есть подводные течения (как бы двусмысленно это не звучало в контексте данного полотна).Начнем с простого. Айвазовский родился в портовой Феодосии.

Когда живешь бок о бок с моряками, остаться в стороне от посиделок, во время которых то и дело звучат байки о плаваниях, невозможно. Фантастические рассказы о сокрушительных штормах, чудо-существах из глубин, богатствах и сражениях — чего только не услышишь от людей, которые большую часть жизни проводят в открытой воде.

Конечно, одна из самых страшных историй — о девятом вале. Это как суд господний, только в море. И вот Айвазовский подумал, а почему бы не запечатлеть это на полотне?

Айвазовский

Важно

Еще в древности люди приметили, что волны на море разные. Потом физики сформулировали принцип интерференции (это когда несколько волн сливают в единый вал, и срабатывает эффект синергии).

Так вот на почве наблюдения родилась мысль о том, что во время морской бури есть некая девятая волна (именно девятая!), которая является самой сильной и опасной. При этом древние греки роковой волной считали третью, а римляне — десятую.

Люди творческие — художники, писатели, поэты, — использовали этот образ как некий символ кары, неукротимой природной силы. Державин, Полежаев, Аксаков, компания под псевдонимом Прутков, даже Пушкин, а позднее Лесков, Данилевский и Смирнова-Сазонова. Иными словами, кого только не вдохновляла история о девятом вале.

Современники Айвазовского могли смело смотреть на полотно и для пущего трагизма цитировать, к примеру, Пушкина или еще кого. Кстати, по одной из версий, в основу сюжета легли не только байки матросов, но и личные впечатления художника, который за несколько лет до написания картины сам попал в шторм в Бискайском заливе.

Считали, что судно погибло, газеты даже написали, что все, дескать, сгинул Иван в пучине морской. Но ничего, обошлось.

Другая сторона истории — душевные треволнения художника. К середине 1850-х Айвазовский переживал из-за смерти нескольких своих друзей, в том числе Белинского.

В Европе тем временем бурлили революционные события. Художник не мог оставаться равнодушным. «А он, мятежный, просит бури…», — цитата вполне описывает мариниста в тот период. Все же Айвазовский был человеком аполитичным, поэтому ввязываться в революционные кружки не стал, а все сказал в своей картине.

«Девятый вал» сразу стал хитом. Когда картину выставили в Москве, люди приходили смотреть на нее, как в кино — по несколько раз на неделе. На выставке ее купил Николай I и передал Эрмитажу. В конце XIX века полотно попало в коллекцию Русского музея, где находится и сегодня.

«Корабль среди бурного моря», Айвазовский (1887)

Впоследствии Айвазовский на­писал целую серию «бурь». Они чередуются с изображениями спокойного элегического моря.
Судьба художникаОванес Айвазян (таково имя Ивана Айвазовского) родился в Феодосии в купеческой семье. Родители не особенно усердствовали в поддержке художественных талантов старшего сына.

И кто знает, получила бы история мариниста, если бы не помог ему архитектор Яков Кох.Иван всегда был молодец. С детства — прилежный ученик. Все его хвалили, замечали, продвигали.

Кроме, разве что, Таннера, который, хоть и был учителем Айвазовского, но страшно ему завидовал и боялся, что студент подорвет моду на учителя. Дело дошло даже до жалобы Николаю I.

Совет

Дескать, посудите, государь, я ему запретил самостоятельные работы писать, а он, наглец, не только ослушался, еще и выставил их на всеобщее обозрение.

Другие педагоги Айвазовского ценили и всячески двигали вперед.

Благодаря своим картинам к 22 годам Айвазовский заслужил личное дворянство, после чего с легким сердцем отправился на несколько лет за границу учиться уму-разуму. Через четыре года он вернулся модным, свежим, дерзким мастером. Такую звезду, да еще и мариниста, вовремя завербовал Главный морской штаб России. (Тогда ведь штатных фотографов не было, приходилось искать художников.)

Айвазовский очень любил играть на скрипке восточные мелодии. Автопортрет (1880)

Но недолго строил Айвазовский столичную карьеру — вернулся в родную Феодосию. Чем бы, вы думали, он там занимался? Море писал? Не без того, но не это было основным. Творить Айвазовский мог и без моря — с натуры он делал лишь набросок, а дальше в мастерской додумывал сюжет.

«Сюжет картины слагается у меня в памяти, как сюжет стихотворения у поэта: сделав набросок на клочке бумаги, я приступаю к работе и до тех пор не отхожу от полотна, пока не выскажусь на нём моей кистью. Набросав карандашом на клочке бумаги план задуманной мною картины, я принимаюсь за работу и, так сказать, всею душой отдаюсь ей…», — признавался художник.

В Феодосии он основал школу живописи, занимался охраной памятников культуры, организовывал археологические раскопки, благоустраивал город и всячески старался ради процветания малой родины. Благодаря его ходатайству в Феодосии появился крупнейший на весь Крым порт.

За более чем 80 лет насыщенной и благополучной жизни Айвазовский написал — внимание — 6 тысяч картин на морскую тему. И организовал более 100 персональных выставок. Кажется, этот успех повторить еще никто не смог.

Источник: https://www.colors.life/post/846805/

История одного шедевра: «Девятый вал» Айвазовского

18.07.2016

Говорим «Айвазовский» — подразумеваем «Девятый вал». И наоборот. О картине, ставшей программой для мариниста, у которого, между прочим, немало и других работ, рассказывает Снежана Петрова.

«Девятый вал» Ивана Айвазовского (1850)

Сюжет

Чудом выжившие после шторма люди готовятся встретить новый удар стихии — тот самый девятый вал, грозу всех, кто в море. От судна остались лишь щепки, на горизонте — ни клочка земли. Пятеро восточных мужчин из последних сил держатся за мачту. Казалось бы, шансов выжить — ноль, но яркое восходящее солнце дарит надежду на спасение и героям сюжета, и зрителям.

Контекст

Как это всегда бывает в историях великих произведений, есть смысл на поверхности, а есть подводные течения (как бы двусмысленно это не звучало в контексте данного полотна).

Начнем с простого. Айвазовский родился в портовой Феодосии. Когда живешь бок о бок с моряками, остаться в стороне от посиделок, во время которых то и дело звучат байки о плаваниях, невозможно. Фантастические рассказы о сокрушительных штормах, чудо-существах из глубин, богатствах и сражениях — чего только не услышишь от людей, которые большую часть жизни проводят в открытой воде.

Конечно, одна из самых страшных историй — о девятом вале. Это как суд господний, только в море. И вот Айвазовский подумал, а почему бы не запечатлеть это на полотне?

Еще в древности люди приметили, что волны на море разные. Потом физики сформулировали принцип интерференции (это когда несколько волн сливаются в единый вал, и срабатывает эффект синергии).

Так вот на почве наблюдения родилась мысль о том, что во время морской бури есть некая девятая волна (именно девятая!), которая является самой сильной и опасной.

При этом древние греки роковой волной считали третью, а римляне — десятую.

Обратите внимание

Люди творческие — художники, писатели, поэты, — использовали этот образ как некий символ кары, неукротимой природной силы.

Державин, Полежаев, Аксаков, компания под псевдонимом Прутков, даже Пушкин, а позднее Лесков, Данилевский и Смирнова-Сазонова. Иными словами, кого только не вдохновляла история о девятом вале.

Современники Айвазовского могли смело смотреть на полотно и для пущего трагизма цитировать, к примеру, Пушкина или еще кого.

Кстати, по одной из версий, в основу сюжета легли не только байки матросов, но и личные впечатления художника, который за несколько лет до написания картины сам попал в шторм в Бискайском заливе. Считали, что судно погибло, газеты даже написали, что все, дескать, сгинул Иван в пучине морской. Но ничего, обошлось.

Другая сторона истории — душевные треволнения художника. К середине 1850-х Айвазовский переживал из-за смерти нескольких своих друзей, в том числе Белинского. В Европе тем временем бурлили революционные события. Художник не мог оставаться равнодушным. «А он, мятежный, просит бури…», — цитата вполне описывает мариниста в тот период.

Все же Айвазовский был человеком аполитичным, поэтому ввязываться в революционные кружки не стал, а все сказал в своей картине. «Девятый вал» сразу стал хитом. Когда картину выставили в Москве, люди приходили смотреть на нее, как в кино — по несколько раз на неделе. На выставке ее купил Николай I и передал Эрмитажу.

В конце XIX века полотно попало в коллекцию Русского музея, где находится и сегодня.

«Корабль среди бурного моря», Айвазовский (1887)

Впоследствии Айвазовский на­писал целую серию «бурь». Они чередуются с изображениями спокойного элегического моря.

Судьба художника

Важно

Ованес Айвазян (таково имя Ивана Айвазовского) родился в Феодосии в купеческой семье. Родители не особенно усердствовали в поддержке художественных талантов старшего сына. И кто знает, получила бы история мариниста, если бы не помог ему архитектор Яков Кох.

Иван всегда был молодец. С детства — прилежный ученик. Все его хвалили, замечали, продвигали.

Кроме, разве что, Таннера, который, хоть и был учителем Айвазовского, но страшно ему завидовал и боялся, что студент подорвет моду на учителя. Дело дошло даже до жалобы Николаю I.

Дескать, посудите, государь, я ему запретил самостоятельные работы писать, а он, наглец, не только ослушался, еще и выставил их на всеобщее обозрение.

Другие педагоги Айвазовского ценили и всячески двигали вперед.

Благодаря своим картинам к 22 годам Айвазовский заслужил личное дворянство, после чего с легким сердцем отправился на несколько лет за границу учиться уму-разуму.

Через четыре года он вернулся модным, свежим, дерзким мастером. Такую звезду, да еще и мариниста, вовремя завербовал Главный морской штаб России. (Тогда ведь штатных фотографов не было, приходилось искать художников.)

Айвазовский очень любил играть на скрипке восточные мелодии. Автопортрет (1880)

Но недолго строил Айвазовский столичную карьеру — вернулся в родную Феодосию. Чем бы, вы думали, он там занимался? Море писал? Не без того, но не это было основным. Творить Айвазовский мог и без моря — с натуры он делал лишь набросок, а дальше в мастерской додумывал остальное.

«Сюжет картины слагается у меня в памяти, как сюжет стихотворения у поэта: сделав набросок на клочке бумаги, я приступаю к работе и до тех пор не отхожу от полотна, пока не выскажусь на нём моей кистью.

Набросав карандашом на клочке бумаги план задуманной мною картины, я принимаюсь за работу и, так сказать, всею душой отдаюсь ей…», — признавался художник.

Совет

В Феодосии он основал школу живописи, занимался охраной памятников культуры, организовывал археологические раскопки, благоустраивал город и всячески старался ради процветания малой родины. Благодаря его ходатайству в Феодосии появился крупнейший на весь Крым порт.

За более чем 80 лет насыщенной и благополучной жизни Айвазовский написал — внимание! — 6 тысяч картин на морскую тему. И организовал более 100 персональных выставок. Кажется, этот успех повторить еще никто не смог.

Источник: diletant.media

Источник: https://8-poster.ru/onenews/1086/

Описание картины «Девятый вал» И.Айвазовского

Художник: Иван Константинович Айвазовский Название картины: «Девятый вал» Картина написана: 1850 г. Холст, масло.

Размер: 221 × 332 см

Выходец из крымского курортного городка, сын священника, с неблагозвучной фамилией Гайвазовский, впоследствии достиг мировой славы как художник-маринист. Он был самым последним и ярчайшим и российских художников-романтиков. Его притягивала свобода морской стихии и ее, словно женская, переменчивость.

Творчество Айвазовского наглядно представляет принципы романтизма в живописи – из событий в жизни, а так же явлений природы отбирается не типичное, а то, что представляет уникальность и выходит за привычные для человека рамки.

Окончив Императорскую академию художеств, юноша предпринял несколько неудачных попыток выставить свои картины, а потом вдруг начал обучение в классе по морской военной живописи. Это и определило его дальнейшую судьбу – Айвазовский убрал от своей фамилии мешающее «г» и отправился путешествовать по Крыму.

Морская стихия привлекла его и в результате появились полотна, достойные звания шедевров, одно из которых – «Девятый вал».

Маринистическая тема подразумевает романтику, вселяющую страх. Еще древние цивилизации задумывались над губительной силой стихии, восхищались безбрежными водами и страшились их изменчивости. Греки считали третью волну во время шторма самой губительной, римляне – десятую, а жители Восточной Европы – девятый вал.

Картина Айвазовского с одноименным названием не пугает, она успокаивает, ведь передает торжество жизни – в неравной борьбе со стихией остались уцелевшие люди.

Первое, что броситься вам в глаза – это небо, играющее оттенками желтого, оранжевого и фиолетового. Из-за облаков чуть проглядывает солнце, начинает загораться рассвет. Ночью была буря.

Где-то вдали накатывает девятый вал, а выжившие моряки, с трудом уместившиеся на обломке мачты, со страхом ждут его.

Обратите внимание

Море на полотне – не безбрежно синее, а изумрудно-живое, темное, с вкраплениями розового отблеска заката.

Еще один момент – свет. Многие из тех, кто был в Феодосии и своими глазами видел полотно, ищут подсветку. Блики солнечных лучей на неспокойном море настолько загадочны, что придают творению Айвазовского объем и реалистичность.

Читайте также:  Картины пушкинского музея. 7 шедевров старых мастеров - все о живописи

У каждого, кто хоть раз увидел «Девятый вал» до предела обостряются все чувства. Художник ни в одном произведении не достиг такой анатомической точности изображения, как в этом.

Биографы связывают это с тем, что Айвазовский пережил подобное в Бискайском заливе, а судно, на котором он находился в тот момент, похоронили все европейские и российские газеты.

Наверное, увидев своими глазами дикость морской стихии, мастер не смог удержаться от того, чтобы ее не запечатлеть.

Психологизм картины используется в наши дни на многих психологических тренингах. Группка выживших после бури знает и видит, что надвигается последняя волна – та самая убийца. Карабкаясь на мачту из последних сил, каждый из них поддерживает товарища. Люди не теряют надежду, ведь знают, что минует девятый вал и выживших спасут.

Следующий психологический маневр мастера – «на грани», когда бездна вот-вот заберет человеческие жизни или даст им шанс уцелеть. Вы можете лишь представить, что произошло ночью, какая трагедия случилась, и сколько людей не уцелело.

Причем выживших мужчин на мачте вы замечаете не сразу – настолько ярко изображение рассвета. Лишь потом присматриваетесь и видите уцелевших пятерых мужчин. Если принять во внимание, что в среднем команда судна тех времен составляла больше сотни человек, то ощущается весь ужас ночного шторма.

Важно

Самый старый из них из последних сил держится за обломок корабля. Возможно, девятый вал заберет его жизнь вместе с тем человеком, что тянет руку к небу, будто посылая мольбы о спасении. Трое других стараются поддерживать друг друга, чтобы не соскользнуть со спасительной мачты.

Именно они, кажется, выживут после разрушительной волны, но сейчас, по замыслу художника, олицетворяют надежду на спасение.

Глядя на неистовую борьбу человека и стихии, многие из вас вспомнят Хемингуэя и его «Старика и море». Однако, если писатель изображает диалог человека и стихии, то маринист передает жизнь самого водного пространства.

Колористика картины потрясающая – все переходы цветов настолько плавны, что порой невозможно определить, где начинается море и заканчивается небо. Одно лишь можно сказать с уверенностью – небо занимает большую часть холста. Облака имеют объем лишь в левой части холста, в правой они покрыты дымкой.

Четко прописаны волны, которые спокойны в нижней части. С дальнего расстояния они кажутся зелеными, но если вы подойдете ближе, то увидите здесь нефритовые, изумрудные, черные, лиловые, оранжевые оттенки. Синий присутствует только в левом нижнем углу картины, причем не как цвет, а как отблеск игры света на воде.

Еще один момент «Девятого вала»– движение. Облака, стремительно бегущие по небу, пена волн и люди представляют законченную и целостную композицию полотна.

Посмотрев на картину, вы заметите, что цвета сменяют друг друга подобно тем самым валу разбушевавшегося моря. Поначалу возникает туман, который слегка начинают отогревать солнечные лучи.

Они подсвечивают изумрудный девятый вал, а после появляется темно-синяя волна, которая таит в себе жуткие и мрачные недра моря.

Совет

Интересна судьба картины. Где бы ее ни выставлял Айвазовский, очередь желающих увидеть «Девятый вал» была сравнима лишь с потоком в Лувр к «Джоконде». Русские критики писали восторженные отзывы и сравнивали ее цветовую гамму с «Последним днем Помпеи» К. Брюллова.

Осенью 1850 года картина оказалась на выставке в московском Училище живописи, ваяния и зодчества. Иван Шишкин, которому тогда было всего 19 лет, рассказывают, несколько часов провел перед этой работой. Дальнейшая судьба автора полотен «Рожь», «Золотая осень» известна всем – от искусствоведов до Википедии.

Айвазовский был предан маринистической теме до конца своих дней. До него российская маринистика практически не существовала, художник стал ее создателем и гуру. Мастер был поэтом моря, романтиком стихии, который изображал морскую гладь и опасность вод на холсте, подобно Байрону на бумаге.

Источник: https://5sec.info/kartiny/kartina-ajvazovskogo-devyatyj-val/

Картина «Девятый вал» Айвазовского – ода морской стихии :

Картина «Девятый вал» Айвазовского является одним из самых знаменитых шедевров не только русской марины, но и русской живописи в целом.

Любимая стихия художника – море – способна внушать трепет и благоговейный страх, поражать своей мощью и величием.

Все это, благодаря эмоциональной насыщенности картины, ее сюжету и невероятной палитре оттенков, делает «Девятый вал» одним из величайших творений Айвазовского, несмотря на то, что картина была написана в ранний период его творчества.

Предыстория

За несколько лет до начала работы над «Девятым валом», в 1844 г., Айвазовскому было присвоено звание академика Петербургской академии художеств. В то же самое время его полотнами стал интересоваться знаменитый меценат Третьяков, убежденный в том, что никому не удается передать волшебство водной стихии так живо и естественно, как Ивану Айвазовскому.

В 1845 г., завершив трудоемкую работу над видами нескольких портов и приморских городов по заказу Главного морского штаба, Айвазовский переехал в свой родной город – Феодосию.

Там он построил дом-студию на берегу Черного моря и написал в ней большинство своих работ, включая «Девятый вал».

Картина Айвазовского словно впитала бушующий характер Черного моря, его непредсказуемость и непобедимую силу.

История создания

Сложно сказать с абсолютной уверенностью, когда именно была написана картина «Девятый вал» Айвазовского. Некоторые источники указывают 1850 г., однако принято считать, что картина была начата немногим ранее – в 1848 г., поэтому правильным вариантом даты создания полотна считается 1948-1850 гг.

Полотна, написанные до этого шедевра, – в основном умиротворяющие пейзажи приморских городов и виды бухт и кораблей. Спокойное море, пронизанное лучами солнца или отражающее свет полной Луны, – вот среднестатистическое описание картины Айвазовского. «Девятый вал» стал переломным моментом в творчестве художника. Здесь проявилась вся сила его кисти.

Считается, что картина Ивана Айвазовского «Девятый вал» воссоздана по собственным воспоминаниям художника, пережившего бурю и крушение корабля в Бискайском заливе в 1844 г. Однако сюжет картины не совпадает с воспоминаниями Айвазовского и других выживших.

Анализ сюжета

Общепринятое описание картины Айвазовского «Девятый вал» говорит о восходящем Солнце, несущем надежду на выживание морякам, потерпевшим крушение. Однако море может быть жестоким, и пережить ночной шторм не значит победить стихию.

Изображение моря на картине говорит о прошедшей ночной буре, которая разрушила корабль, сокрушив мачту, за обломки которой из последних сил цепляются люди в борьбе за жизнь. Ночной шторм прошел, и обессиленные мореплаватели ждут, что принесет им новый день.

Яркими оттенками восходящего Солнца картина рисует надежду на чудо; освещенные первыми лучами светло-зеленые гребни волн переходят в темно-фиолетовые тона морской пучины, не позволяя зрителям забывать о мощи штормового моря.

Картина «Девятый вал» Айвазовского – это одновременно ода непобедимой и непредсказуемой водной стихии и несокрушимому человеческому духу.

Символизм картины

Основной характеристикой картины является ее двойственность. Сюжет можно интерпретировать с долей оптимизма и надежды на положительный исход либо воспринимать его как торжество стихии над человеком. Возможно, к этому и стремился Айвазовский, добавляя в картину ряд противоречивых символов, среди которых:

  • яркие оттенки Солнца и темная пучина волн, противоречащие друг другу и возбуждающие одновременно надежду и страх;
  • обломок мачты, напоминающий крест, что может интерпретироваться как символ спасения либо символ распятия;
  • красный платок, которым размахивает один из выживших моряков, может символизировать новую кровь или, в качестве антитезы белому флагу, нежелание людей сдаваться.

Название полотна – «Девятый вал» – само по себе символично: по преданиям мореходов, девятый вал – самый сильный. Волна, идущая в шторм девятой, способна сокрушить корабли и поглотить все в пучину.

Судя по названию, именно эта сокрушительная сила и является сюжетом картины.

И в то же время, несмотря на грядущий девятый вал, несколько выживших людей все еще держатся за обломки мачты, помогая друг другу в надежде пережить шторм.

Картина «Девятый вал» Айвазовского никого не оставит равнодушным. Девятый вал – символ обреченности, стремление выжить – символ надежды, они создают в картине больше чем просто противостояние, они задают вопрос, ответить на который предстоит зрителю.

Источник: https://www.syl.ru/article/184365/new_kartina-devyatyiy-val-ayvazovskogo-oda-morskoy-stihii

Девятый вал — история создания

Я бы хотел сегодня поговорить об одном шедевре, а именно о картине Айвазовского  «Девятый вал».
Но начну издалека..

В сентябре 1844 года совет Петербургской академии художеств единогласно присвоил Ивану Константиновичу Айвазовскому звание академика. А еще через несколько дней художник был причислен к Главному морскому штабу в звании первого живописца с правом носить морской мундир.

Художнику было поручено написать виды русских портов и приморских городов — Кронштадта, Петербурга, Петергофа, Ревеля, Свеаборга, Гангута. Айвазовский с энтузиазмом взялся за новую работу, которую закончил в течении трёх месяцев.
В своем творчестве художник прославлял героические дела русского флота, славную оборону Севастополя и другие важнейшие события своего времени.

Однажды зимой, к весне, художник почувствовал большое желание уехать на юг, в Феодосию. С каждым днём это желаниеи росло. Айвазовский был очень известным и заслуженным художником и имел прекрасный заработок, у него было всё, чтобы безбедно и в большом почтении жить в столице, однако…

Обратите внимание

На окраине Феодосии он построил для себя дом и мастерскую и на всю жизнь поселился в этом небольшом черноморском городке.
Трогательная любовь к своей родной Феодосии, плескавшееся у древних стен ее море — все давало художнику пищу для новых образов. Его ненасытную жажду творчества можно было утолить только вдали от суеты, да и стремление к независимости удерживало его в Феодосии.

И так, вернёмся к картине —  «Девятый вал» был написан в 1848 (или в 1850) году, когда художнику было всего 33 года и он находился в самом расцвете творческих сил.
Картины Айвазовского восторженно встречались широкими кругами зрителей, знатоками, ценителями искусства и даже критиками.

К этому времени И. К. Айвазовский побывал уже и за границей, где, к слову, стал самым знаменитым художником Италии. До него еще никто так верно и живо не изображал свет, воздух и воду.

Не только в Италии, но и в других европейских странах, где И. Айвазовский выставлял свои картины, его всегда сопровождал невиданный успех. Русский художник — гравер Ф. Иордан, тоже бывший в то время за границей, отмечал: «Его слава прогремела по всей Европе… Даже самонадеянный Париж восхищался его картинами».

Но я опять отвлёкся и так — своим названием картина «Девятый вал» обязана распространенному мнению, будто бы каждый девятый вал во время шторма является особенно большим и страшным, превосходящим все другие.
На своем полотне И. Айвазовский изобразил рассвет после бурной ночи.

За обломок мачты погибшего корабля цепляются четыре человека в восточной одежде, уцелевшие после кораблекрушения. Пятый старается выбраться из воды на мачту, ухватившись за падающего с нее своего товарища.

Им ежеминутно угрожает гибель среди обрушивающихся на них валов, но они не теряют надежды на спасение.

Фрагмент картины «Девятый вал»

В «Девятом вале» художник особенно резко противопоставляет бушующее море и упорство нескольких человек. Золотой свет солнца, разгорающийся над людьми и пронизывающий картину, усиливает ее общий оптимистический характер.

Важно

Восходящее солнце своим золотистым сиянием пронизывает водяную пыль, повисающую в воздухе, валы и пену, срываемую ветром с их гребней.
Красочное великолепие раннего солнечного утра над волнующимся еще морем передано И. Айвазовским с замечательной смелостью и силой. Он соединил в одно целое золотистые, сиреневые, зеленые и синие тона.

В картине все находится в движении, и зрителю порой кажется, что цвета эти сменяют друг друга вместе с вздымающимися и рушащимися волнами.

В смене тонов перед ним то проносится облачный туман, согреваемый солнечными лучами, то взлетает просвечивающий зеленый вал, то тяжело спадает темно-синяя волна, скрывающая под собой холодную и мрачную глубину. Редкий и необычный в живописи мотив, переданный к тому же романтически-воодушевленно, является, однако, вполне реальным.

Верхняя часть картины вся наполнена фиолетово-розовой мглой, пронизанной золотом низко стоящего солнца и расплывающихся, клубящихся, похожих на горящий туман облаков. Под ними хрустальное, зеленовато-синее море, высокие бурные гребни которого сверкают и переливаются всеми цветами радуги.

Читайте также:  «вечерний звон» левитана. уединение, звучание и настроение - все о живописи

Свою картину Айвазовский выставил в Москве, и она с самого начала стала шедевром. О ней складывались легенды, и на «Девятый вал» приходили и прриходят смотреть по многу раз, как когда-то на «Последний день Помпеи».

Вот такая вот это замечательная картина, которая по праву считается одной из главных жемчужин русской живописи.

Источник: http://domiskusstva.ru/devyatyiy-val-istoriya-sozdaniya/

Как появился «Девятый вал» И. Айвазовского: история одного шедевра

29 июля исполняется 199 лет со дня рождения знаменитого художника-мариниста Ивана Айвазовского.

За всю жизнь он написал около 6 тысяч картин на морскую тему, а самой известной среди них является «Девятый вал».

История создания этого шедевра позволяет приблизиться к пониманию основных принципов работы художника над морскими пейзажами и приоткрыть завесу над тайнами его творческой мастерской.

Совет

Иван Айвазовский (Ованес Айвазян) родился в Крыму, в Феодосии, и с детства слышал рассказы моряков об опасностях и приключениях, случавшихся с ними в плавании.

По древним морским поверьям, девятый вал – самая мощная и страшная из идущих одна за другой во время шторма волн (древние греки считали самой опасной третью волну, а римляне – десятую).

Позднее физики объяснили это явление принципом интерференции: несколько волн сливаются в единый вал и срабатывает эффект синергии. 

В ХХ в. в советском искусствоведении бытовала традиция истолкования сюжета картины как политической аллегории: неизменно вспоминалась волна революций, прокатившаяся в 1848 г. в Европе, и безвременная кончина В. Белинского. Однако вряд ли к автору «Девятого вала» это имеет какое бы то ни было отношение.

Художник большую часть жизни провел в приморском городе – Феодосии, и был просто влюблен в морскую стихию, особенно в моменты шторма. Буря Айвазовского – это природное явление, прекрасное в своей мощи и свободе, и не стоит тут искать подтексты и скрытые смыслы.

Кроме того, роковое противостояние человека и стихии – типичная для романтических произведений тема.

Буря вызывала у художника не страх перед стихией, а упоение ее непостижимой силой. Показателен в этом отношении один эпизод из жизни Айвазовского. Однажды он плыл на корабле из Англии в Испанию и попал в сильный шторм. После этого в европейской прессе даже появились сообщения о его гибели.

Позже он заявил о том, что эти новости были ошибочными и признался в том, что многие пассажиры, обезумев от страха, тогда действительно мысленно попрощались с жизнью, а он с восхищением наблюдал за разбушевавшимся морем: «Страх не подавил способности воспринять и сохранить в памяти впечатление, произведенное бурею, как дивною живою картиною».

Обратите внимание

Интересно то, что и эту, и большинство других работ художник писал не с натуры, а по памяти. Сам он так объяснял свою позицию: «Живописец, только копирующий природу, становится ее рабом, связанным по рукам и ногам.

Движение живых стихий неуловимо для кисти: писать молнию, порыв ветра, всплеск волны немыслимо с натуры. Для этого-то художник и должен запомнить их и этими случайностями, равно как и эффектами света и теней, обставлять свою картину».

С натуры он делал только наброски, а дальше работал над картиной в мастерской.

Для того, чтобы воспроизводить сюжет по памяти, нужно было работать очень быстро, чтобы не утратить первоначального впечатления и успеть запечатлеть увиденное. Поэтому Айвазовский писал по несколько часов кряду, иногда по 12 часов без перерыва, и не понимал художников, которые работают над картинами по несколько месяцев или даже лет.

«Девятый вал» был написан за 11 дней. «Не отхожу от картины, пока не выскажусь», – говорил он. А его техника написания волн удивляла знатоков живописи: он умел создавать движущуюся и почти прозрачную морскую волну. Эффект прозрачности достигался с помощью лессировки – нанесения тончайших слоев краски друг на друга.

Его лессировку критики называли виртуозной.

Для того, чтобы воспроизводить сюжет по памяти, нужно было работать очень быстро, чтобы не утратить первоначального впечатления и успеть запечатлеть увиденное. Поэтому Айвазовский писал по несколько часов кряду, иногда по 12 часов без перерыва, и не понимал художников, которые работают над картинами по несколько месяцев или даже лет.

«Девятый вал» был написан за 11 дней. «Не отхожу от картины, пока не выскажусь», – говорил он. А его техника написания волн удивляла знатоков живописи: он умел создавать движущуюся и почти прозрачную морскую волну. Эффект прозрачности достигался с помощью лессировки – нанесения тончайших слоев краски друг на друга.

Его лессировку критики называли виртуозной.

Источник

Источник: https://planet-today.ru/stati/interesno/item/46213-kak-poyavilsya-devyatyj-val-i-ajvazovskogo-istoriya-odnogo-shedevra

Сочинение по картине Айвазовского Девятый вал (9 вал)

Девятый вал

Непредсказуемая стихия всегда влекла человека своей завораживающей красотой, свободой и своевольностью.
Великий русский художник И. Айвазовский, вдохновленный образов моря, всю жизнь рисовал потрясающие морские виды и пейзажи. Его творения полные контрастного романтизма поражают своей духовностью, волей к жизни, надежды.

На полотне «Девятый вал» изобразил бушующий шторм. Раннее утро, первые лучи солнца скользят по ревущей поверхности океана. Морская стихия поражает своей глубинной палитрой оттенков от лазурного, зеленого до иссиня-черного.

Волны, вздымающиеся на дыбы, брызжут соленой пеной в разные стороны, словно ходят дотянуться до золотых небес, подернутых розоватой дымкой.

На переднем плане ютится обломок мачты, потерпевшего кораблекрушения судна.

Немногие, кто остался жив, вцепились в тросы, охваченные ужасом, противостоят они непосильной мощи океана, стараясь спастись, ходя, буквально на лезвии ножа… Их руки скользят, одежда, промокшая до нитки тянет в морскую пучину.

Сюжет картины невероятно драматичен, но тем ни менее, красота угрожающей жизни стихии, не можт не восхищать грозным величием и неукротимостью. Насколько тонко художник прочувствовал битву человека и природы, насколько шедеврально передал весь колорит этого рассветного сражения! Айвазовский всем сердцем и душой любил и восхищался морем, и это видно в каждом мазке его кисти. 

Сочинение описание по картине Девятый вал Айвазовского

В этом году исполняется двести лет со дня рождения великого мариниста И.К. Айвазовского, чьи картины занимают особое, почетное место в культуре нашей страны.

За свой долгий и не самый простой жизненный путь живописец создал множество морских пейзажей, через которые он старался показать нам не только морскую стихию в разную погоду и время суток, но и поделиться своей философией и мыслями о жизни, которые он постиг, созерцая море.

Существует поверье о том, что девятая волна во время шторма – самая сильная и опасная, зачастую роковая, несущая смерть тем, кому не посчастливилось встретить ее во время плавания. На данный сюжет Иван Константинович и написал свою самую знаменитую картину, которая так и называется «Девятый вал».

Важно

Первое, что бросается в глаза – это яркие и теплые тона заднего плана, кричащие всем миру о восходящем солнце, которое своими лучами как бы разбивает волны и прогоняет их назад в пучину.

Автор специально через преобладание светлых оттенков изобразил не кульминацию битвы между ночью и днем (то есть добром и злом), а поражение тьмы, чтобы зрители почувствовали и поняли, что нас не убивает, то делает нас сильнее.

Акцентируя внимание на этом фрагменте, автор хочет сказать, даже после самого страшного шторма сквозь мрачные тучи все равно пробьется свет. И самая большая ошибка любого из нас – перестать бороться с тьмой, потерять надежду на лучшее.

На первом плане мы видим группу измученных, еле живых людей, держащихся за кусок дерева, некогда бывший мачтой большого корабля. Один из них протягивает руку к солнцу, тем самым выражая радость всех выживших пришедшему спасению.

Благодаря этому произведению «Девятый вал» стал одним из символов романтизма, и не только в живописи, но и в литературе. Тема преодоления даже самых тяжелых испытаний актуальна не только среди современников художника, но и в наши дни, это вечная мудрость, которая очень помогает в сложных жизненных ситуациях тем, кто ее постиг.

Я считаю, каждому из нас стоит ознакомиться с творчеством И.К. Айвазовского, ведь только на первый взгляд кажется, что изображено всего лишь море, на самом деле, если внимательно присмотреться и проанализировать полотна художника, то можно найти скрытый смысл, глубокий, как сам океан.

7 класс, 4 класс, 6, 8, 5 класс

9 вал.

Другие интересные картины

← Море. Лунная ночь↑ Айвазовский И.К.Буря →

Источник: http://sochinite.ru/sochineniya/sochineniya-po-kartinam/sochineniya-po-kartinam-xudozhnika-ajvazovskogo-i.kajvazovskij-i.k/sochinenie-opisanie-po-kartine-ajvazovskogo-devyatyij-val

Картина Девятый вал Ивана Константиновича Айвазовского: описание, фото

Картина Айвазовского «Девятый вал» – наверное, самая известная его работа. Современники сразу же оценили ее как шедевр. Полотно было выставлено в Московском училище живописи, ваяния и зодчестве.

Очереди к ней были сопоставимы разве что с теми, которые стояли к  к картине «Последний день Помпеи» Карла Брюллова, впервые выставленной 16-ю годами ранее. Айвазовский не скрывал, что Брюллов оказал на него огромное влияние.

Формально они не состояли в отношениях учитель-ученик, но Айвазовский во многом считал себя последователем Брюллова, который, в свою очередь, оценил талант мариниста уже в его студенческие годы.

Айвазовский близко дружил с Ильей Репиным. Художники не упускали случая друг над другом подшутить.

Однажды Репин гостил у Айвазовского, хозяин пригласил гостя пройти в одну из комнат и пропустил его вперед. Репин распахнул дверь и вскрикнул: прямо на него «поднимался» «Девятый вал».

На картине “9 вал” Айвазовский  изобразил рассвет после штормовой ночи.

Совет

На небе занимается зарево – как ту не вспомнить Тёрнера с его непревзойденными небесами? Кстати, британец от картин Ивана Константиновича был в полном восторге, а о «Неполитанском заливе» даже сочинил стихотворение (он и свои картины нередко сопровождал стихами собственного сочинения): «На картине этой вижу луну с ее золотом и серебром, стоящую над морем и в нем отражающуюся (… )Прости мне, великий художник, если я ошибся, приняв картину за действительность, но работа твоя очаровала меня, и восторг овладел мною. Искусство твое высоко и могущественно, потому что тебя вдохновляет Гений».

Айвазовский всегда начинал писать свои пейзажи с неба, причем заканчивал его в один заход – будь то полчаса или 20 часов.

Сияние от изображаемого им светила было настолько горячим, что во время его европейской стажировки на одной из выставок Ивана Константиновича заподозрили в том, что за холстом он поместил свечу, которая и озаряет полотно изнутри! На картине Айвазовского “Девятый вал” сверкающее солнце освещает мечущийся среди грозовых волн обломок мачты разрушенного корабля и пытающихся спастись на нем людей. Похоже, они всю ночь боролись со стихией. К утру они обессилены, в изнеможении прижимаются к спасительной мачте и друг к другу. Но бой еще на завершен – на них надвигается девятый вал. Считается, что во время шторма самый опасный и мощный вал – девятый. И действительно, слева на них движется огромная волна, гребень которой грозно вздымается над обломком корабля. Удастся ли им спастись? Разрывающие мрак солнечные лучи дарят такую надежду. Слишком уж мажорное, яркое, сияющее настроение картины. Да, это разгул стихии, но восторг от него, кажется, значительно перевешивает ужас.

От полотна нет ощущения неотвратимой гибели, но ни о какой «победе человека над стихией» речь точно не идет. Стихии просто нечего противопоставить. Батальная живопись Айвазовского стоит особняком, но и в такого плана картинах человек отнюдь не побеждать стихию, он может победить лишь другого человека.

Картина «Девятый вал» считается (и заслуженно) одной из вершин романтической живописи в России. Айвазовский еще не пришел к сдержанности реализма, он в полной мере дает свободу своему, признаем честно, все-таки не реалистическому, а романтическому таланту. Завораживает буйство красок, захватывает дух от мощи разыгравшейся бури. А как любовно выписаны блики на воде и сама вода! Ее практически праздничное, торжественное сияние тоже не оставляет нам повода прогнозировать трагический финал.

Источник: https://artchive.ru/ivanaivazovsky/works/364807~Devjatyj_val

Ссылка на основную публикацию