“рождение венеры” боттичелли. тайна божественной красоты – все о живописи

«Рождение Венеры» — тайна картины великого итальянского художника Сандро Боттичелли

Сандро Боттичелли

Sandro Botticelli

Великий итальянский живописец эпохи Возрождения, представитель флорентийской школы живописи.

Дата и место рождения – 1 марта 1445 г., Флоренция, Италия

Дата и место смерти – 17 мая 1510 г. (65 лет), Флоренция, Италия

Боттичелли родился в семье кожевника Мариано ди Джованни Филипепи и его жены Смеральды в квартале Санта-Мария Новелла во Флоренции. Прозвище «Боттичелли» (бочонок) перешло к нему от старшего брата Джованни, который был толстяком.

С 1470 года он имел собственную мастерскую недалеко от Церкви Всех святых. Картина «Аллегория Силы» (Fortitude), написанная в 1470 году, знаменует обретение Боттичелли собственного стиля. В 1470—1472 он пишет диптих об истории Юдифи: «Возвращение Юдифи» и «Нахождение тела Олоферна».

Рождение Венеры

«Рождение Венеры» (итал. Nascita di Venere) — картина итальянского художника тосканской школы Сандро Боттичелли. Картина представляет собой живопись темперой на холсте размером 172,5 ? 278,5 см. В настоящее время хранится в галерее Уффици, Флоренция.

История картины 

Источник -1, Википедия

Биограф Джорджо Вазари в своих «Жизнеописаниях» (1550) упоминает, что «Рождение Венеры» и «Весна» хранились в вилле Кастелло под Флоренцией, принадлежавшей Козимо Медичи.

Большинство историков искусства сходятся на мнении, что картина была написана для Лоренцо ди Пьерфранческо Медичи, владевшим виллой Кастелло в 1486 году. Лоренцо ди Пьерфранческо Медичи — двоюродный брат Лоренцо Великолепного, герцога Флоренции.

Позднейшие находки инвентарных записей дома Медичи подтверждают, что Лоренцо владел «Весной», а однозначного доказательства, что именно он был заказчиком и «Рождения Венеры», пока не существует.

Обратите внимание

Считается, что моделью для Венеры была Симонетта Веспуччи, родившаяся в Портовенере на лигурийском побережье. Возможно, намёк на это содержится в сюжете картины. Также есть версия, что Боттичелли написал «Рождение Венеры» не для Лоренцо Медичи, а для одного из своих знатных современников, а в собственность Медичи она попала позднее.

Описание бога западного ветра Зефира, чьё дыхание приносит весну, встречается у Гомера. Овидий сообщает о его жене Хлориде, обнимающей Зефира руками и ногами. Представляется маловероятным, что Боттичелли были знатоком оригинальных греческих и римских текстов.

Так библиотека современников художника братьев Маяно (итал.

Benedetto e Giuliano da Maiano) сходного с ним социального происхождения насчитывала всего 29 книг, половина из которых была на религиозную тематику, а из классических текстов присутствовала только биография Александра Македонского и работа Ливия.

Скорее всего, библиотека Боттичелли носила схожий характер. Однако, через своего соседа Джорджо Антонио Веспуччи, Боттичелли был вхож в круг интеллектуальной элиты Флоренции.

Возможно, он был знаком с поэтом Анжело Полициано (1454—1494), который в одном из своих стихов описывал рождение Венеры. Также советчиком художника мог быть и философ Марсилио Фичино (1433—1499), пытавшийся объединить классическую философию с христианством.

В его философской доктрине важной фигурой была Небесная Венера, символизировавшая гуманизм, милосердие и любовь, и чья красота вела смертных на небеса.

Даже если Полициано или Фичино не были прямыми советчиками Боттичелли, их работы подготовили общественное мнение к восприятию образа обнажённой античной богини, и художник мог работать над своим произведением не боясь осуждения или непонимания со стороны сограждан.

В 1987 году была завершена реставрация картины. С неё был удалён слой лака, нанесённый через некоторое время после того, как Боттичелли закончил работу над ней, и превратившийся за несколько веков в жёлто-коричневый налёт.

Картина иллюстрирует миф рождения Венеры (греч. Афродиты).

Важно

Обнажённая богиня плывет к берегу в створке раковины ребристой сердцевидки[1], подгоняемая ветром. В левой части картины Зефир (западный ветер) в объятиях своей супруги Хлориды (рим. Флора) дует на раковину, создавая ветер, наполненный цветами. На берегу богиню встречает одна из граций.

Источник-2, arts-dnevnik.ru

Боттичелли и Медичи

Картина была создана для одного из представителей династии Медичи. О них стоит сказать пару слов. Потому что без них этого шедевра бы не было.

Медичи были банкирами и ловко управляли городом-государством Флоренцией. Но эти люди нашли самое благородное применение своим богатствам. Они тратили их на искусство. Потому что понимали, что так они покупают своё бессмертие.

Ко двору были приближены самые гениальные философы, художники и поэты. Они все питались из «кормушки» Медичи. Получая щедрые вознаграждения за своё творчество.

Среди них был и Боттичелли (1445-1510 гг.). Он был искренне восхищён своими заказчиками. Их мудростью и великодушием. И охотно создавал для них картины. В том числе «Венеру». Боттичелли — непревзойдённый эстет. Его картины — это не просто приятные глазу полотна. Это гимн красоте.

Черты его персонажей очень миловидны. Причём они красивы вне зависимости от эпохи. Слишком кроткие Мадонны Рафаэля сейчас бы вряд ли украшали обложки модных журналов. А уж пышнотелые красавицы Рубенса тем более. Мы бы сказали, что сейчас ценится иная красота.

А вот Боттичелли умудрился написать вневременную красоту. Она нам совсем не кажется устаревшей. Посмотрите на его ангелов и нимф. Венера Боттичелли сочетает в себе внешнюю красота богини и внутреннюю красоту Мадонны.

Мы видим взгляд целомудренной, кроткой и нежной женщины. У греческой богини такого взгляда быть не могло. Ведь языческие боги не ведали сострадания. Оно пришло лишь с христианством. Неудивительно, что этим же прекрасным лицом Боттичелли наделял почти всех своих мадонн.

«Рождение Венеры» далеко не всегда была признана шедевром. До середины 19 века Боттичелли считали второстепенным мастером. Никто не толпился у ног прекрасной светловолосой богини.

Совет

Тогда все художники страдали рафаэлеманией. У Боттичелли был младший современник Рафаэль. Который создавал не менее прекрасных Мадонн. И у него было два больших преимущества перед Боттичелли. Рафаэль создавал свои шедевры масляными красками. Вслед за Леонардо да Винчи. Тончайшие лессировки (полупрозрачные слои краски) делали его героинь более живыми.

В то время, как Боттичелли ещё работал по старой технологии, темперными красками. Они быстро сохли, поэтому накладывались одним слоем. В результате образы получались сухими, безжизненными. Свою «Венеру» Боттичелли смог лишь слегка оживить за счёт румянца и развивающихся волос.

Источник – 3. smallbay.ru

Искусство Италии 15 века. Ренессанс

Знаменитая картина художника Сандро Боттичелли «Рождение Венеры». Размер работы 172,5 x 278,5 см, холст, темпера. Картина написана по заказу Лоренцо ди Пьерфранческо Медичи, для которого исполнялась и «Весна». Картина была предназначена для украшения все той же виллы Кастелло. По-видимому, они мыслились как парные композиции, и между ними существовала определенная связь.

Картина изображает рождение небесной Венеры из пены моря, или таинство явления в мир Красоты. Под дуновением Зефира, проносящегося над морским пространством в объятиях своей возлюбленной Ауры, богиня приплывает на раковине к берегу. Ее встречает Ора, готовая накинуть на нагое тело Венеры плащ, расшитый цветами.

Если «Весна» ассоциируется с праздником в царстве богини любви, то эта композиция представляет теофанию, или богоявление. Так мыслилось неоплатониками загадочное возникновение Красоты.

По словам исследователя творчества Сандро Боттичелли Герберта Хорна, одухотворенный строй чувств пронизывает картину, Венера «является в свете невыразимого блаженства, от которого веет скорее кругами Рая, нежели высотами Олимпа».

И это не случайность, что, трактуя сцену, Боттичелли снова обратился к религиозной иконографии: симметричное расположение фигур, предстоящих центральной, напоминает композиционный принцип «Крещения Христа», где в небе появляется Святой Дух.

Как обычно в живописи Боттичелли, приподнятость чувств здесь граничит с меланхолической задумчивостью, рождая эмоциональную атмосферу, пронизанную светом. Все в композиции несет на себе отпечаток субъективного мира художника.

Обратите внимание

Он дал остро личное истолкование строк древнегреческих поэтов и Полициано, которые легли в основу программы картины.

Так, текст из «Стансов на турнир» Полициано: «На раковине резвые Зефиры Пригнали к брегу неземную деву: Она кружит, и радуется небо, — претворяется в изображение раннего утреннего часа с блеклыми красками неба и моря; под дождем из роз в этот пустынный и прекрасный мир вступает хрупкая богиня.

Боттичелли выразительно передал стихию ветров, веющих над водами. Клубящиеся одеяния, линии, которыми написаны волосы и крылья — все это исполнено динамического порыва, олицетворяющего один из основных элементов вселенной. Ветры — Зефир и Аура — зримо колышут водный простор.

В отличие от ветров, чья стихия — воздух, пространство Оры — земля. В белом платье, расшитом васильками, украшенная гирляндами из миртов и роз, она, стоя на берегу, готова окутать Венеру плащом, красный цвет которого символизирует любовь.

Два боковых крыла композиции — пролетающие ветры и Ора, чей объем зримо увеличивают платье, колеблемое ветром, дерево и плащ Венеры, — это нечто вроде завесы, которая, распахнувшись, представила миру таинство явления Красоты.

В картине «Рождение Венеры» удивительно точно найдена каждая деталь, а композиция в целом оставляет впечатление совершенной гармонии.

Натянутыми, порывистыми и мелодичными линиями, выводящими сложную арабеску, художник очерчивает фигуры и более обобщенными контурами обозначает окружающую среду.

Видна лишь узкая полоска берега, а остальное место занимают светлое сияющее изнутри небо и море. Венера — едва ли ни самый пленительный образ у Боттичелли.

Важно

Художник дает собственное истолкование классического идеала красоты, внося в чувственный образ черты спиритуализации.

Боттичелли изображает фигуру с изящно покатыми плечами, маленькой головкой на великолепной длинной шее и вытянутыми пропорциями тела и певучими, плавными очертаниями форм. Неправильности в передаче строения фигуры, в фиксации ее контуров лишь усиливают замечательную экспрессию образа.

В лице богини также заметны отступления от классической правильности, но оно прекрасно и притягательно своей трогательностью. В выражении его отсутствует определенность, так же как лишена устойчивости поза богини, только что пришедшей в мир. Глаза Венеры смотрят слегка удивленно, не останавливаясь ни на чем.

Голова увенчана роскошным каскадом золотистых волос.

Следуя древнеримским поэтам, Боттичелли изображает волосы, разделенные на пряди и колеблемые морским ветром. Это зрелище очаровывает. Стыдливым жестом Венера прикрывает тело, такая иконография идет от античного типа Venera pudica («стыдливая»). Чувственный облик прекрасной богини любви и красоты художник наделил чистотой и почти сакральной возвышенностью.

Дождь роз, мерно ниспадающих в море, передан ясным языком линий и цвета. Боттичелли не ищет научно выверенной точности их очертаний и форм. Восхищение красотой цветка диктует ему простые и изящные контуры бутонов и раскрытых роз, повернутых в разных ракурсах.

Их нежная окраска, хрупкость строения и ритм этого тихого дождя из цветов подчеркивает эмоциональную тональность композиции

«Рождение Венеры» — тайна картины великого итальянского художника Сандро Боттичелли обновлено: Август 31, 2017 автором: interesno-vse.ru

Источник: https://interesno-vse.ru/?p=17988

«Рождение Венеры» Сандро Боттичелли: какие символы зашифрованы в полотне

Перечисляя известные картины художников эпохи Возрождения, нельзя забывать о Сандро Боттичелли (1445-1510 гг.).

Из-под его кисти вышло множество великолепных произведений, однако настоящим шедевром стала работа, где живописец осмелился изобразить женское тело как святыню, превратив языческую богиню в дарованное Господом откровение любви и красоты. Об этом полотне и пойдёт речь в нашей статье!

«Рождение Венеры» Сандро Боттичелли – история и значение

1480-тые гг. были очень важным периодом в жизни художника – вместе с Д. Гирландайо, К. Росселли и П. Перуджино он расписал Сикстинскую капеллу, а также создал цикл возвышенных ликов Девы Марии. Кроме того, именно тогда мастер проникся идеями флорентийского кружка неоплатоников, которые пробовали обобщить античную и христианскую мораль.

В частности, Марсилио Фичино – глава данного общества – утверждал, что воплощением непостигаемого Творца служит земная красота, как телесная, так и духовная.

Поэтому любое существующее в этом мире создание даёт людям возможность узреть свет, очиститься от порочных наклонностей и проникнуться Господней благодатью.

Совет

И превыше всего философ ставил римскую богиню любви, именуя её «нимфой Гуманности, рождённой от небес». Эти слова и вдохновили флорентийского живописца на написание шедевра.

Читайте также:  «над городом» марка шагала. о самой счастливой картине - все о живописи

Картина Боттичелли «Рождение Венеры» стала первой попыткой соединить древний миф и библейское предание о крещении Иисуса Христа.

Явление богини ассоциируется с возрождением души, когда та выходит из вод крестильной купели.

Строгий аскетизм средневекового христианства здесь заменён всевластием Эроса, а женская нагота, вместо напоминания о первородном грехе, олицетворяет искренность и чистоту.

Что символизирует «Венера» Боттичелли?

Ренессанс – время, когда в мировом искусстве активно использовались аллегории и скрытые смыслы, превращающие полотно в настоящий шифр. Ими наполнены почти все картины женщин известных художников, однако Сандро Боттичелли и здесь превзошёл современников! Вот что означают разные элементы изображения:

  1. Венера. Согласно легенде, она родилась из капель крови древнего владыки неба и земли – Урана, которого оскопил его сын Кронос. Моделью для богини стала муза знаменитого живописца – Симонетта Веспуччи, которая в то время считалась первой красавицей города;
  2. Зефир – божество весеннего (западного) ветра. Как гласит миф, его дуновение отнесло раковину с только что появившейся на свет Венерой к острову Крит, где та впервые ступила на сушу;
  3. Флора (Хлорида) – богиня растений и супруга Зефира. Их брак воплощает неразрывное единство телесной страсти и духовной любви;
  4. Ора Талло (Цветущая) – дочь Зевса и Фемиды, одно из волшебных существ, которые ведали сменой времён года и природным равновесием. Как покровительница весеннего расцвета, являлась одной из подруг Венеры – именно поэтому она подаёт ей одежду;
  5. раковина – олицетворение женского начала, а ещё – моря, откуда вышло всё живое;
  6. пурпурная мантия – воплощение могущества и власти;
  7. роза символизирует всепобеждающую и царственную любовь, а шипы цветка напоминают о переживаниях, которые порой причиняет это чувство;
  8. мирт – растение, принадлежащее Венере (в рассказе Овидия именно им она прикрыла наготу, оказавшись на земле). Знак плодородия и достатка;
  9. василёк – ещё одна эмблема плодовитости, так как он цветёт среди созревшей пшеницы;
  10. маргаритка – олицетворение чистоты, кротости, невинности. Её рисовали многие известные художники, и их картины посвящены, как правило, Богородице;
  11. плющ – воплощение верности, преданности, привязанности;
  12. камыш – символ скромности. С его помощью художник демонстрирует, что истинная красота всегда стыдлива и непритязательна;
  13. анемон – напоминание о неразделённой, трагической любви;
  14. вечнозелёное апельсиновое дерево – знак надежды на спасение и вечную жизнь

Панно «Рождение Венеры» (Сандро Боттичелли) из янтаря

А в нашем интернет-магазине «Янтарь Полесья» Вы можете купить картину из солнечных самоцветов! Мерцание драгоценных камней, из которых сделано изображение, придаёт ему эффектный, неординарный и величественный вид. Качественное и долговечное произведение станет чудесным украшением для любого помещения и желанным сюрпризом для Ваших близких.

Источник: https://yantar.in.ua/blog/rozhdenie-venery-tajnyj-yazyk-polotna.html

Тайны «Весны» Сандро Боттичелли

Кажется, нет в мире человека, который бы не восхищался этой картиной. Можно не считать себя знатоком искусства или ценителем прекрасного, но достаточно одного взгляда на «Весну» Боттичелли, как душа наполняется радостью и вдохновением.

Её создатель сумел постичь самую суть эпохи Возрождения, того времени, когда восхищались красотой и высоко ценили творческие порывы художников. «Весна» — не только одна из самых прекрасных, но и одна из самых загадочных картин, за всю историю изобразительного искусства.

На первый взгляд, перед нами праздник в честь прихода весны.

Но так ли это? О чем говорят эти прекрасные персонажи? Какие послания зашифрованы в их жестах и взглядах? Что символизируют эти цветы и плоды? Для ответов на эти вопросы мы отправимся в увлекательное путешествие по Флоренции XVвека, в которой в это время происходили удивительные события…

Возрождение, Флоренция, Медичи — три слова, неразрывно связанные между собой. В XVвеке, город, управляемый семьей Медичи, достиг небывалого расцвета.

Флоренция была самым богатым, многолюдным и прекрасным городом не только Италии, но и Европы.В 1469 году наследником семьи Медичи становится 20-летний Лоренцо.

Он, прозванный Великолепным, будет распоряжаться несметным богатством и править городом почти 25 лет. Это время станет Золотым веком для Флоренции.

Итак, Лоренцо де’ Медичи — правитель и вдохновитель города. Его боготворили, ему подражали и в него влюблялись все без исключения. Он и его младший брат Джулиано были настоящими кумирами для современников.

Обратите внимание

Лоренцо — банкир, меценат, поэт, философ; Джулиано — рыцарь, блестящий кавалер и придворный.

Они собирали вокруг себя блестящее общество: Лоренцо предпочитал окружать себя самыми выдающимися людьми своего времени, Джулиано — прекрасными дамами.

В палаццо Медичи и на вилле в Кареджи вечно играла музыка, звучали стихи, велись философские беседы, в которых принимали участие Лоренцо, Джулиано и самые выдающиеся представители своего времени: философ Марсилио Фичино, гуманист Пикоделла Мирандола, поэт Анжело Полициано, художники и скульпторы: Перуджино (будущийучитель Рафаэля), Гирландайо (будущий учитель Микеланджело), Андреа Верроккьо (учитель Леонардо), Сандро Боттичелли… Они называли себя членами «Платоновской академии» — вольного общества людей, любивших античную культуру. «Неоплатоники» искали новую истину, создавали универсальную религиозную систему, сочетающую мудрость Платона и христианские догмы. Они верили, что человеческое могущество почти подобно божественному. Великий божественный труд, увенчавшийся созданием человека, повторяется и самим человеком, мыслящим и созидающим.

И, конечно, это породило особое искусство. Тонкое, аристократичное, верное идеалам античности, наполненное символами, музыкальное и поэтичное.

Яркий пример: картина Перуджино (учителя Рафаэля) «Апполон и Марсий» и скульптура Антонио дель Поллайоло «Геркулес и Антей», украшавшая комнату Джулиано. Архитекторы, скульпторы и художники создавали ошеломляющие шедевры по заказу Медичи.

Быть вдохновителем творцов на подобные шедевры, тратить на это баснословные деньги в то время мог лишь Лоренцо Великолепный. Это принесло ему славу, власть и еще большее могущество.

Самым восприимчивым и тонким художником при дворе Лоренцо был молодой флорентиец Сандро Боттичелли. Он очень любил своего покровителя, но еще больше был привязан к своему другу, Джулиано Медичи. Именно рыцарское служение друга своей прекрасной даме, Симонетте Веспуччи, вдохновляло художника.

Флоренция семидесятых годов XV века — это нескончаемая череда торжеств. Городские праздники, мессы, выезды, карнавалы сменяли друг друга без остановки. Особое место в жизни Флоренции занимали рыцарские турниры. Турнир был и тренировкой перед войной, и возможностью показать свою удаль, и местом для демонстрации роскоши (на турнир наряжались как на бал), запрещенной в обычные дни.

Важно

В 1475 году на одном из таких турниров на площади Санта-Кроче присутствовала и юная красавица Симонетта Веспуччи, а участник турнира Джулиано Медичи, посвящая ей свою победу, нес штандарт, выполненный по рисункам Боттичелли, с изображением Афины, имевшей портретное сходство с Симонеттой. Флорентийцев околдовала эта история, весь город стал считать Симонетту своей королевой. И для этого у нее было все: она была красивой, знатной и замужней женщиной… и умерла молодой (в 23 года от туберкулеза). Город оплакивал свою королеву, безутешен был иДжулиано.

26 апреля 1478 года Флоренция вновь погрузилась в траур: в результате заговора Пацци был жестоко убит Джулиано Медичи. Это событие навсегда изменило Лоренцо: он стал печален и уже не думал о жизни, как о вечном празднике. И, конечно, смерть Симонетты и Джулиано потрясла Сандро Боттичелли. Этой возвышенной любви он решает посвятить всю свою жизнь.

Примерно в 1478 году Боттичелли создает картину «Весна», немыслимую и невероятную. Ведь это не портрет, не икона, религиозной сюжет, а новое светское искусство, фантазия, рожденная пылким воображением художника.

В апельсиновом саду мифологические персонажи представляют аллегорию прихода весны: бог восточного ветра Зефир, преследует нимфу Хлориду, которая после свадьбы с настигшим ее Зефиром превращается во Флору, богиню весны. В центре картины — Венера богиня любви и парящий Купидон.

Слева — три Грации и Меркурий, жезлом-кадуцеем, отгоняющий тучи.

С большей долей вероятности можно утверждать, что заказчиком картины был именно Лоренцо Великолепный. Ведь представленная аллегория, основанная на традициях античности, мечтательная, грустная, идеализировано прекрасная — как раз то искусство, что высоко ценили Лоренцо и члены «Платонической академии».

Тем удивительнее, что по документам и «Весна» и «Рождение Венеры» чиcлились за другим Медичи, Лоренцо иль Пополано. И относились шедевры Боттичелли к его вилле в Кастелло (недалеко от Флоренции). Тем не менее, все украшения трех Граций с картины — изображения реально существующих драгоценностей из коллекции Лоренцо Великолепного.

Эксперты сходятся во мнении, что и «Весна», и «Рождение Венеры» были свадебным подарком Лоренцо своему кузену.

Именно это предположение историков и искусствоведов допускает вариант, что перед нами — свадебное торжество. И если это свадьба, то Меркурий — жених, а Флора — невеста.

Совет

Кроме того, здесь и Венера, богиня любви, и Купидон, и танцующие Грации. Цветущие апельсиновые деревья — символ свадьбы и деторождения.

Присмотритесь, все женщины выглядят беременными, а мужские персонажи обрамляют картину, словно представляя аллегорию самой жизни.

Существует еще один вариант прочтения «Весны», и он лишен радости. И Джулиано, и Симонетта умерли весной. Если это печальное воспоминание, то «Весна» сразу приобретает мрачный оттенок. Ни один из персонажей не отбрасывает тени и не касается ногами земли. А Зефир уже не похож на ветерок, приносящий весну. Он — дыхание смерти, забирающей молодого Джулиано и прекрасную Симонетту.

Существует еще одно толкование «Весны» Боттичелли. Возможно, это календарь сельскохозяйственных работ. Звучит довольно странно, но подобные иллюстрации времен года были довольно распространены в те времена. Обратите внимание: апельсиновые деревья зацветают лишь над головой Флоры, представляющей апрель.

Последняя реставрация, в ходе которой были удалены загрязнения с картины, позволила увидеть «Весну» практически в первозданном виде. Луг, прежде затемненный, засиял обновленными красками.

Ученым удалось идентифицировать более пятиста реально существующих растений! Надо отметить, что Сандро Боттичелли увлекала ботаника, он с необычайным старанием вырисовывал листья, цветы и плоды, к тому же в библиотеке Лоренцо хранились греческие книги о растениях, которые мог изучать художник.

Возможно и то, что «Весна» — аллегория Флоренции, города, цветущего под властью Медичи, здесь царит любовь и гармония. В таком случае, изображение ириса у ног Флоры, геральдического символа города, приобретает особый смысл.

Символичен и сад, ведь апельсиновое дерево — символ Лоренцо Великолепного. Сам же властитель города аллегорически изображен в виде Меркурия, миротворца и переговорщика, отгоняющего тучи от Флоренции.

Обратите внимание

Как раз в это время Лоренцо де’ Медичи участвовал в установлении мира между Римом и Неаполем.

Важный ключ к пониманию «Весны» — античная литература. Вероятно, картина создавалась как иллюстрация к фрагменту поэмы Лукреция «О природе вещей»:

Вот и Весна, и Венера идет, и Венеры крылатый
Вестник грядет впереди, и, Зефиру вослед, перед ними
Шествует Флора-мать и, цветы на путь рассыпая,
Красками все наполняет и запахом сладким…
Ветры, богиня, бегут пред тобою; с твоим приближеньем
Тучи уходят с небес, земля-искусница пышный
Стелет цветочный ковёр, улыбаются волны морские,

И небосвода лазурь сияет разлившимся светом

И к отрывку из поэмы Овидия «Фасты»:

«Флорой зовусь, а была я Хлоридой…
Как-то весной на глаза я Зефиру попалась; ушла я,
Он полетел за мной: был он сильнее меня…
Все же насилье Зефир оправдал, меня сделав супругой,
И на свой брачный союз я никогда не ропщу.
Вечной я нежусь весной, весна — это лучшее время:
В зелени все дерева, вся зеленеет земля.

Читайте также:  Фаюмские портреты. начало всех начал - все о живописи

Сад плодовитый цветет на полях, мне в приданое данных…
Сад мой украсил супруг прекрасным цветочным убором,
Так мне сказав: «Навсегда будь ты богиней цветов!»
Но перечесть все цвета на цветах, рассеянных всюду,
Я никогда не могла: нет и числа их числу…
Следом Хариты идут, венки и гирлянды сплетая,

Чтобы в небесные ввить кудри и косы свои

Но сколько бы ни существовало толкований и вариантов прочтения этого шедевра, его главную загадку не могут разгадать вот уже пять столетий… как же мог человек создать такую божественную красоту?

Источник: https://simplebeyond.com/vesna-sandro-botticelli/

Сандро Боттичелли. «Рождение Венеры»

Уважаемые друзья, к сожалению, я не могу изменить цвет шрифта  на  стандартный черный. Почему-то изменения не принимаются. Я очень извиняюсь, если кому-то трудно читать, прочитайте, пожалуйста, в моем журнале оригинал, а комментарии можно оставить здесь.

Сандро Боттичелли. Рождение Венеры

Около 1484 г. Холст, масло. 172,5 х 278,5 см.

Галерея Уффици, Флоренция

Она еще не родилась,

Она и музыка и слово,

И потому всего живого

Ненарушаемая связь.

Осип Мандельштам. «Silentium».

«Странно подумать, что лет пятьдесят назад Боттичелли считался одним из темных художников переходного времени, которые прошли в мире лишь затем, чтобы приготовить путь Рафаэлю», – писал в своих «Образах Италии» замечательный историк искусства Павел Муратов.

То, что казалось странным Муратову в начале 20-го века, еще менее понятно для нас в начале 21-го столетия: гениальность Боттичелли кажется нам очевидной, и трудно себе представить, что триста лет, примерно с середины 16-го до середины 19-го вв., мир был равнодушен к «Рождению Венеры», к «Весне», к боттичеллиевским мадоннам. И все же это так.

Сандро Боттичелли (1445-1510) жил в одно время с Леонардо да Винчи, он видел, как во Флоренции устанавливали созданную молодым Микеланджело статую Давида, он умер всего на 10 лет раньше Рафаэля, но от этих мастеров его отделяла целая эпоха.

Боттичелли принадлежал раннему Возрождению, кватроченто, его младшие современники – Высокому Возрождению, определившему развитие европейского искусства, по крайней мере, на три столетия. Образцом для художников был признан Рафаэль с его непогрешимой верностью натуре.

Важно

Степень приближения к этому идеалу стала мерилом совершенства, поэтому произведения искусства Средневековья и раннего Возрождения часто не отвечали вкусам последующих поколений. В них видели не иную, по-своему совершенную, эстетику, а лишь неумелость и примитивизм, их изобразительный язык казался грубым и невнятным.

Лишь когда европейские живописцы научились с абсолютной достоверностью передавать на холсте все многообразие окружающего мира и двигаться в этом направлении было уже некуда, лишь когда скучные эпигоны-академики бессчетное число раз повторили каждую фигуру, каждый жест с картин и фресок Рафаэля, возникла насущная потребность в новых художественных ориентирах. И Боттичелли, вместе со многими другими несправедливо забытыми мастерами, вернулся к нам.

Автопортрет Сандро Боттичелли.Фрагмент фрески “Поклонение волхвов” 1475 г.

Возвращением Боттичелли мы обязаны английским художникам середины 19-го столетия, называвшим себя прерафаэлитами. В полном соответствии с названием, они обратились к искусству дорафаэлевского времени – средневековому и раннеренессансному.

В нем они увидели непривычную одухотворенную красоту,   искренность и глубокую религиозность, в нем заново открыли давно забытые образы и мотивы. Одним из кумиров прерафаэлитов стал Боттичелли, но преклонение английских живописцев дало лишь первый импульс все возрастающей славе этого мастера.

Европейская культура нашла и продолжает находить в его наследии что-то жизненно важное для себя. Что же? Возможно, знакомство с «Рождением Венеры» – прекраснейшей среди картин Боттичелли, поможет нам это понять.

Боттичелли создал эту картину около 1484 года, будучи уже зрелым признанным мастером.

Он не так давно вернулся в родную Флоренцию из Рима, где выполнял почетный заказ папы Сикста IV: вместе с другими крупнейшими художниками расписывал фресками стены Сикстинской капеллы. Во Флоренции близилась к концу блистательная эпоха Медичи.

Самый яркий представитель этой банкирской династии, Лоренцо Великолепный, продолжал традиции своего деда Козимо и отца Пьеро, просвещенных тиранов и щедрых покровителей искусства, философии, поэзии. Пиры, карнавалы, турниры, невиданно пышные городские празднества следовали друг за другом. Но еще жива была память о недавней трагедии: в 1478 г.

Совет

заговорщики из семейства Пацци убили любимца всего города, младшего брата Лоренцо Великолепного Джулиано, а сам тиран лишь случайно избежал гибели и жестоко расправился с заговорщиками. Власть Медичи снова казалась безграничной, и среди тех, кто был отмечен и обласкан ею, – живописец Сандро Боттичелли.

Сандро Боттичелли. Портрет Джулиано Медичи. 1478 г.

Первую половину 1480-х годов можно назвать античным периодом в творчестве Боттичелли. Оставив на время свои любимые евангельские сюжеты «Мадонна с младенцем» и «Поклонение волхвов», он создал четыре заказные работы на темы античных мифов: «Паллада и кентавр», «Венера и Марс», «Весна», «Рождение Венеры».

Картина «Рождение Венеры», так же как и появившаяся несколькими годами ранее «Весна», была, скорее всего, написана для кузена и тезки Лоренцо Великолепного – Лоренцо ди Пьерфранческо. Она много лет украшала его виллу Кастелло.

Такие монументальные полотна (напомним, размер картины 172 х 278 см) пришли на смену гобеленам и фрескам в загородных домах флорентийской знати.

Чтобы понять замысел картины, нам придется не только оживить в памяти античный миф, но и познакомиться с духовными исканиями флорентийских гуманистов эпохи Медичи. Их кумиром был древнегреческий философ Платон.

Круг его почитателей, в который входили мыслители, поэты, художники и сам Лоренцо Великолепный, именовался Платоновской академией. Душой кружка был философ Марсилио Фичино, который с помощью сложных философских построений доказывал, что идеи Платона предвосхитили христианство. Насущной задачей неоплатоников было примирение античных и христианских верований.

Так, в Венере они видели прообраз Мадонны, миф о рождении богини любви и красоты из морской пены истолковывали как стремление души к Богу, ибо, согласно учению Фичино, «красота – это божественный свет, пронизывающий все сущее, а любовь – связующая сила, движущая мир к Богу».

Благоговение, молитвенный восторг перед явлением божества (не важно – языческого или христианского), несущего миру любовь и красоту, призван был воплотить Боттичелли в своем творении.

Обратите внимание

Возможно, в картине отразились впечатления художника от стихов философа и поэта Анджело Полициано, который тоже был в числе неоплатоников. В поэме 1475 г.

“Стансы к турниру” Полициано описывал именно ту сцену, которую изобразил на своем полотне Боттичелли: “Девушка божественной красоты / Колышется, стоя на раковине, / Влекомой к берегу сладострастными Зефирами, / И Небеса любуются этим зрелищем”.

Но Боттичелли не иллюстрировал поэму, а мыслил в унисон с ее автором, стремясь как можно убедительнее передать на холсте античный сюжет. Художник изобразил не само рождение богини из морской пены, а ее прибытие на остров (по одним преданиям это был Кипр, по другим – Кифера).

Несущая богиню раковина вот-вот коснется земли, ее подгоняют к берегу дуновения западного ветра Зефира и его подруги Ауры. На берегу, держа наготове затканное цветами покрывало, Венеру ждет ора – одна из четырех богинь времен года, Весна. Шею оры обвивает гирлянда из вечнозеленого мирта – символ вечной любви, у ее ног цветет анемон – первый весенний цветок, также один из символов Венеры. С неба падают розы, которые, по древнему преданию, появились на свет вместе с Венерой, ибо роза прекрасна, как сама любовь, а ее шипы напоминают о любовных муках.

Зефир и Аура

Морская гладь, небесный простор, девственно-пустынный берег, огромная раковина, на краю которой стоит юная женщина несравненной прелести, развевающиеся волосы, летящие драгоценные ткани, деревья, травы и цветы… вся картина соткана из изысканно-красивых мотивов. Но не это делает ее шедевром, а непогрешимое совершенство целого и каждой детали.

В «Рождении Венеры» счастливо проявились сильные стороны дарования Боттичелли и как бы нейтрализовались его слабости (если вообще можно говорить о слабостях по отношению к такому редкостному таланту).

Сложные многофигурные композиции не всегда удавались художнику, поэтому в некоторых его работах фрагменты производят большее впечатление, чем вся картина (так, например, распадается на отдельные изумительные группы «Весна»).

Композиция «Рождения Венеры» проста и традиционна.

Мы видим ее в бесчисленных «Мадоннах», в произведениях на тему «Крещение Христа» и «Коронование Марии». Главная фигура в таких работах помещена в центре, а с обеих сторон располагаются второстепенные персонажи: ангелы, святые, донаторы (заказчики произведения).

Подобная композиция, в согласии с уже знакомыми нам идеями неоплатоников о преемственности античности и христианства, сближала картину с привычными молитвенными образами. Кроме того, эта ясная схема – три композиционных узла, четко обозначенных на нейтральном светлом фоне, – позволила Боттичелли полностью сосредоточиться на главном: сложнейшей перекличке ритмов.

Важно

Светлые, ненасыщенные, чуть блеклые цвета картины, подобные нежным переливам перламутра, также не отвлекают зрителя от прихотливых извилистых линий, невесомых силуэтов, грациозных жестов. «Величайшим художником линии из всех, которые только существовали в Европе», назвал Боттичелли в начале 20-го столетия крупнейший исследователь живописи итальянского Возрождения, английский искусствовед Б. Беренсон, и это суждение остается справедливым до сегодняшнего дня.

«Рождение Венеры» – одна из тех медитативных картин, в которые можно погружаться, кажется, бесконечно, находя все новые соответствия между контурами гибких фигур, потоками струящихся волос, водоворотами тканей, излучинами берегов. Называя произведения живописи музыкальными или поэтическими, мы, зачастую, лишь эксплуатируем красивые слова.

Но сложнейший ритмический строй картины Боттичелли действительно достоин того, чтобы сравнить его живопись со стихотворением, в котором разнообразие созвучий объединяется рифмой и размером, или с музыкальной пьесой, в которой мелодическое богатство подчинено математически строгим законам гармонии.

Золотые, как волосы Венеры, стебли камыша вторят изгибам тела богини, лепестки анемона закругляются, как пальцы босых ног оры, ребристая раковина раскрывается, словно цветок розы. «Рифмуются» золотые штрихи на крыльях ветров и на листьях апельсиновых деревьев; волнистые кудри оры и Зефира подобны прибрежным волнам.

Особую прелесть придает картине     то, что это крупное полотно написано с тщательностью миниатюры. Контуры век и бровей, крылья носа, пальцы, лунки ногтей, пряди волос, травинки, прожилки листьев – все это художник прорисовывает тончайшими легкими линиями, непостижимым образом не впадая при этом в мелкую детализацию.

Расположенные по диагонали фигуры ветров и оры с двух сторон устремляются к Венере. Ора, спешащая прикрыть наготу богини, олицетворяет романтическую, целомудренную сторону любви, сплетающиеся в объятии ветры – чувственную. Ветры и ора захвачены движением, они преданно служат богине, но и энергия ветров, и порыв оры – все растворяется, гасится в абсолютном покое, окутывающем Венеру.

Прекрасная статуя – вот слова, которые приходят на ум при взгляде на недвижную фигуру богини, и которые осознанно адресовал своим зрителям художник. Он был первым ренессансным мастером, запечатлевшим полностью обнаженное женское тело во всей его чувственной прелести, и всячески подчеркивал преемственность своей Венеры с античной скульптурой.

Его современникам этот замысел был более понятен, чем нам: боттичеллиевская Венера точно повторяет жест античных статуй – Венеры Медичейской из флорентийского собрания Медичи и Венеры Капитолийской, которую художник, очевидно, видел во время пребывания в Риме.

Такое изображение богини любви, прикрывающей руками грудь и лоно, получило в эпоху Ренессанса название «Венера целомудренная» – «Venus pudica». (Интересно, что этот жест во времена античности символизировал плодородие и наслаждение, а отнюдь не целомудрие.) Плоть Венеры – жемчужно мерцающая, кажущаяся твердой – похожа на мрамор. Но не только античную статую напоминает Венера на холсте Боттичелли. Удлиненные пропорции и характерный изгиб тела в виде латинской буквы «S» обращают нас к искусству готики.

Читайте также:  Пауль клее. художник, рисующий музыку и другие миры - все о живописи

Сандро Боттичелли. Предположительно портретСимонетты Веспуччи. После 1480 г.

Совет

Боттичелли с легкостью отходит от классических канонов и создает нечто большее, чем безупречная красота, – пленительное, зыбкое, томительное очарование, которое невозможно передать словами.

И все же с тех пор, как прерафаэлиты вернули миру золотоволосую богиню любви, каждое новое поколение пытается найти единственно верные слова и разгадать тайну ее притягательности.

Прежде всего исследователей и зрителей занимает вопрос: существовал ли у боттичеллиевской Венеры реальный прототип? Возможно, художник увековечил в своем лучшем творении лицо любимой женщины? Увы, о частной жизни Боттичелли известно лишь то, что семьи у него не было, о его возлюбленной мы ничего не знаем.

Однако Боттичелли был свидетелем великой любви, которой радовалась вся Флоренция, которую воспевали поэты – возвышенной любви Джулиано Медичи и Симонетты Веспуччи. Эта любовь окончилась трагически: юная Симонетта угасла от чахотки, а через два года, точно в день ее смерти, заговорщиками был убит Джулиано.

В то время, когда Боттичелли писал «Рождение Венеры», окутанная романтическим ореолом любовь Джулиано и Симонетты уже стала событием века, легендой, и в боттичеллиевской Венере часто видят духовный портрет Симонетты – возлюбленной, которой поклонялись, как божеству.

Но даже если мы никогда не узнаем, чьи прекрасные черты запечатлел Боттичелли, несомненно одно: лицо Венеры – самое одухотворенное из всех, написанных художником, идеальное воплощение того особого «боттичеллиевского» типа, который безошибочно узнается в произведениях мастера. Эти лица похожи не столько чертами, сколько особым выражением безгрешной чистоты и безмятежности, странной отрешенности и грусти. Погруженные в свои мысли герои Боттичелли кажутся уязвимыми и беззащитными. Это мечтательная, хрупкая, немного усталая красота.

Фрагмент картины «Рождение Венеры»

Мы ловим кроткий затуманенный взгляд Венеры, стремясь постичь ее мысли, разгадать ее чувства, но кажется, что на безоблачно ясном лице нет ни тени чувств, ни проблеска дум.

В тот краткий миг, который изобразил на холсте художник, богиня уже существует, но еще не пришла в этот мир, еще находится вне земных волнений, страстей, действий.

Обратите внимание

Ее лицо завораживает нас совершенной первозданностью, но это не пустота, а высочайшая духовная насыщенность, таящая в себе всю полноту грядущих возможностей, всю глубину будущих чувств. Это белизна чистого листа, который скоро заполнят слова или ноты, чистота холста, к которому вот-вот прикоснется кисть.

Еще секунда – и дочь моря ступит на землю, ее нагое тело окутает покрывало, по лицу пробегут облачка ощущений, и чудо рождения закончится. Переход от рождения к бытию окрашен для Боттичелли грустью прощания. Так, радуясь наступающему дню, мы не можем не сожалеть об угасшей красоте рассвета, так, взрослея, не можем не вздыхать о минувшем детстве.

Боттичелли с печалью оглядывался на античность – эпоху великого начала европейской культуры, когда единство представлялось естественным состоянием всего сущего.

Называя Боттичелли «одним из первых художников нового человеческого сознания», Муратов в 1910 году писал: «Его беспокойная душа утратила простую гармонию мира так же, как утратили ее мы».

С тех пор история европейской культуры стала длиннее почти на столетие, искусство стало еще раздробленнее и изощреннее, и, вглядываясь в лицо боттичеллиевской Венеры, мы все острее понимаем тоску художника по недосягаемой цельности.

Источник: https://bellezza-storia.livejournal.com/336088.html

Анализ произведения «Рождение Венеры» Сандро Боттичелли

Эпоха Возрождения характеризуется интеллектуальным и художественным расцветом культуры, достигнувшей своего пика в 16 веке. Средневековый аскетизм и презрение ко всему земному сменяются теперь жадным интересом к реальному миру, к человеку, к сознанию красоты и величия природы. Одним из важнейших принципов восприятия произведений искусства становится наслаждение. [2]

Одним из самых известных художников эпохи ренессанса был Сандро Боттичелли, представитель флорентийской школы. Написание «Рождение Венеры» предшествовало времени, когда Боттичелли был наиболее увлечен античностью.

В картинах эпохи Возрождения человек всегда составляет центр композиции, весь мир строится вокруг него и для него, и именно он является главным героем, активным выразителем содержания.

Важно

Проблема соотношения красоты, физической и духовной, постоянно вставала перед художником, он пытался решить ее, дав язычески прекрасному телу своей Венеры лицо задумчивой мадонны.

Картина представляет собой обнажённую богиню, которая плывет к берегу в раскрытой раковине, подгоняемая ветром. В левой части картины Зефир в объятиях своей супруги Хлориды дует на раковину, создавая ветер, наполненный цветами.

На берегу богиню встречает одна из граций. В позе Венеры видно влияние классической греческой скульптуры.

То, как она опирается на одну ногу, линия бедра, целомудренные жест рукой и сами пропорции тела основаны на каноне гармонии и красоты, разработанном ещё Поликлетом и Праксителем (см. рис. 1).

Рис. 1.

В инвентарных описях «Рождение Венеры» значилось как «Венера в море, стоящая на раковине». Картине очень повредило то, что её некогда укоротили примерно на полметра по вертикали и на четверть метра по горизонтали, особенно много убрав сверху и слева.

Если мы мысленно дополним утраченные полосы холста, получим такое соотношение фигур и окружающего пространства, как если бы мы отошли на пару шагов и увидели зрелище, отличающееся от нынешнего, прежде всего, обилием воздуха над Венерой и позади летящих Зефира и его супруги Флоры.

Отделившись от краев картины, они окажутся в свободном полете, а роща, вместо того чтобы низко сгибаться над Весной, поднимет в радостном приветствии свои стройные стволы.

Фигуры приобретают поистине кватрочентистское изящество, и картина станет несколько плоской, что можно не сомневаться: причиной её безжалостного купирования было желание придать ей монументальность и пространственную глубину. Ведь фигуры переднего плана, не вмещающиеся в раму, непременно тяжелеют и отталкивают фон вглубь.

Совет

Вопреки возникающему нынче впечатлению, будто Венера заключена в арку, образованную более или менее симметричными массами по сторонам, Сандро не намеревался придавать «истории» такую напыщенность. Ось симметрии, проходящая нынче через кончик большого пальца стопы богини, прежде совпадала с тем местом, где её острая пята упирается в бугорок раковины.

Вся её фигура оказывалась заметно правее этой оси, и зритель видел, что богиня скользит не на него, а вправо, к берегу.

Вместо нынешнего эффекта присутствия как бы на расстоянии вытянутой руки и связанного с этим ощущения чуть ли не принудительного участия в мифическом действе Сандро предлагал зрителю беззаботно любоваться зрелищем, отстраненным и замкнутом в его гармонической завершенности.

В изображении дующего Зефира, развевающихся волос и движения, выражается жизнь и энергия, тем самым Боттичелли следовал посылкам, изложенным в работах теоретика искусства эпохи Возрождения Леона Баттисты Альберти.

Также Боттичелли, опирался на «Трактат о живописи» Ченнино Ченнини, описывающий среди прочего технику дробления лазурита для получения синей краски (васильки на платье Грации) и принцип нанесения тончайшего листового золота (пурпурная накидка Венеры). Среди новшеств Боттичелли важным было использование холста, а не доски, для произведения столь крупного размера.

Он добавлял минимальное количество жира к пигментам, благодаря чему холст в течение долгого времени оставался прочным и эластичным, а краска не трескалась.

Интересно и то, что вся композиционная схема, согласно анализу Гомбриха, восходит к традиционной схеме “Крещения” (к схеме «Коронование мадонны» [3].

Этот принцип композиции и образности не является смешением античности и средневековья, как думали в конце 19 века, а созданием нового символического языка, включающего в себя переосмысленную античность и средневековье, опыт создания «исторической картины», а не просто «истории», в смысле Альберти.

Обратите внимание

Рождение Венеры из воды легко сопоставляется с идеей «возрождения души в водах крещения», и, согласно Пико делла Мирандола, библейское выражение «дух божий носился над водами» соотносимо с дыханием Эроса или Зефирами у Боттичелли, которые движут и вдохновляют к жизни только что рожденную Венеру.

Давно уже было замечено, что хрупкая Венера Боттичелли мало напоминает классический прототип, но зато очень близка образам его скорбных мадонн. На картине Боттичелли запечатлен тот момент, те часы полуночные, когда еще «…не властен свет», но уже «расточилась тьма». [1].

Предрассветное утро, легкой рябью подернуто пустынное море. На заднем плане картины виднеется голый берег с несколькими острыми мысками, а на берегу с правой стороны колышутся апельсиновые деревья. Перед нами не само рождение Венеры, а прибытие её на остров Крит.

Приход на землю богини любовного наслаждения и страдания представлен в тусклых холодных тонах, превосходно гармонирующих с протяжными линиями рисунка. Венера- невинная дева, которая не приемлет любви- плотской. Прототипов её послужил вариант античной статуи Венеры Пудики (стыдливой).

Но как преобразована красота и даже самый смысл классической Афродиты, чья стыдливость по-настоящему трогательна, потому что она стесняется своей полнокровной чувственной прелести. Венера Боттичелли прекрасна не телом, а контуром тела. Она не стоит на раковине, а вырастает из неё.

Невозможно приписывать ей какие-либо человеческие чувства. Она прикрывает тело не потому, что стыдится, но лишь потому что таков знак Стыдливой, её атрибут, подобный атрибутам, по каким в Средние века различали святых.

Горизонт по середине слегка прогибается –отсюда впечатление, что мифические события происходит в похожем на раковину обширном амфитеатре мира, верхний край которого находится выше глаз зрителя. В своем полном формате картина очень плоская и вовсе не такая тесная, как теперь, мерцавшая потускневшими со временем блестками золота.

Сплетающиеся в любовном порыве Зефир и Флора гонят прочь богиню любви, которой они обязаны пробуждением взаимного влечения. Зефир злиться, Флора задорно его поддерживает.

Важно

Венера несет в мир любовь, оставаясь сама далекой от мира настоящего, не замечая ни их усилий, ни проворной заботливости Флоры.

Отрешенностью во взоре и робкой, неуверенной позой, напоминающей наклон скользящего над миром паруса, своим безразличием, даже покорностью чьим бы то ни было усилиям она, всемогущая, противопоставлена и бурному полету Зефира и его возлюбленной, и легкому бегу Флоры, и водной ряби, образованной бесчисленным повторением инициала богини –V, и даже струению своих собственных волос. На картине множество цветков роз, в мифологии роза-цветок Венеры, появившийся из капель крови её оскопленного отца- Урана.

Рождение Венеры в древности было связано с культом, символы которого присутствуют на картине Боттичелли. Так пурпурная мантия в руках у Грации имела не только декоративную, но и ритуальную функцию.

Такие мантии изображались на греческих урнах и символизировали границу между двумя мирами — в них заворачивали как новорождённых, так и умерших. В средние века такие атрибуты Венеры, как розы и раковина, стали ассоциироваться с Девой Марией.

Раковина, сопровождавшая изображения Венеры, символизировала плодородие, чувственные удовольствия и сексуальность, перекочевав в иконографию Богоматери, стала означать чистоту и непорочность.

«Рождение Венеры» — поистине великое произведение. Выразительность образов создается с помощью их изолированности и обособленности.

Отчетливо видна символика четырех стихий: воды, с ее бесконечными ритмическими повторами, земли и деревьев, уступивших место световым пространствам моря, воздуха, дающего движение.

Боттичелли воспевает саму идею Красоты и передает ее с помощью столь простых форм, что создается впечатление необычайной легкости. Венера символизирует собой гармонию красоты, герои замкнуты сами на себе, картина превозносит единство, линейность, живописность.

Литература:

  1. Ильина Т.В. История искусств. Западноевропейское искусство: Учеб./ Т.В. Ильина. 4-е изд., стереотип. — М., Высшая школа, 2007. — 368с.

  2. История Европы. Т. 2. Средневековая Европа. — М. Наука, 1992г

  3. А.В. Степанов — Искусство эпохи Возрождения.-М,2009.

Источник: https://moluch.ru/archive/48/6055/

Ссылка на основную публикацию