Фаюмские портреты. начало всех начал – все о живописи

Портрет фаюмский в истории искусства :: SYL.ru

Портрет считается наиболее трудной формой живописи – данный жанр высоко ценится как искусствоведами, так и непрофессиональными почитателями классического рисунка.

Фаюмские портреты древнего Египта являются уникальными объектами, содержащими в себе массу интересных и полезных сведений о коптском периоде.

Изучение портретов уже открыло и продолжает открывать для нас новую информацию об обычаях и мировоззрении людей, живших в начале первого тысячелетия нашей эры. Огромное значение имеют материалы и способ изготовления портретов, ведь по прошествии 2 тысячелетий уникальные краски не утратили прочность и яркий цвет.

Происхождение названия

Надгорбные портреты с ликами потрясающей глубины и красоты можно было найти по всему Египту, но большая их часть находилась на территории Фаюмского бассейна, в частности, в Хаваре и Адриане (римский Антинополь).

Некоторые ошибочно считают, что портрет фаюмский назван так лишь по географическому месту обнаружения артефакта, однако это не так. Данный термин объединяет общий стиль и назначение рисунков.

Традиция погребальных портретов

Чтобы понять, с какой целью писались фаюмские портреты, нужно обратиться к истории и культуре древнего Египта. Отношение египтян к загробной жизни как к существованию в новой ипостаси обуславливало культ похоронных обрядов. Погребальные портреты были необходимым атрибутом сакральных ритуалов.

Изначально предполагалось, что мумии времён фараонов до н. э. не имели наложенных портретов, и так называемые фаюмские портреты – своеобразное новшество в египетской культуре, которое связывается с завоеванием Египта римлянами.

Однако, на самом деле, традиция писать лица покойников для Египта начала первого тысячелетия, не была новинкой. Таким способом египтяне оформляли свои саркофаги уже задолго до наступления новой эры.

Постепенно нарисованные изображения заменились масками.

Обратите внимание

С установлением греко-римского владычества в начале новой эры, эллинистическое искусство незаметно вошло в быт египтян, и рисунки снова принялись вытеснять маски. В некоторых могилах маска и портрет располагались по соседству.

Историки приводят убедительные аргументы в пользу того, что смена способов наглядно демонстрировать лик покойного напрямую связана с экономическим состоянием государства. Период масок всегда совпадал со временем расцвета экономики и с высоким уровнем благосостояния народа, а снижение уровня жизни сопровождалось заменой масок рисованными портретами.

Портрет фаюмский относится к римскому периоду с начала или конца 1 в. н. э. и далее. Неизвестно точно, когда производство портретов закончилось, но недавние исследования ограничивают их период серединой 3 в.

Портрет фаюмский является одной из самых больших групп в числе очень немногих сохранившихся техник живописи традиционно классического жанра.

Многие элементы фаюмских технологий были позаимствованы и продолжены в византийской и западной традиции в пост-классический период, в том числе местной традицией коптской иконографии Египта.

Портреты покрывали лица мумифицированных покойников. Сохранившиеся образцы указывают на то, что панели с портретами были установлены в полоски ткани, которыми оборачивали тела. Почти все они попали в руки учёных после того, как были варварски отделены от мумий.

Как правило, это портреты одного человека, а точнее, фронтальное изображение его головы и верхней части грудной клетки. С точки зрения художественной традиции, образы выдержаны более в греко-римской манере, нежели в египетской. По технике исполнения портреты делятся на две группы:

Первые, как правило, более высокого качества. В настоящее время известно около 900 портретов.

История нахождения портретов

Первые мумии с портретами были обнаружены в 1615 г. итальянским путешественником Пьетро делла Валле. Свои находки он привёз в Европу. Сейчас они находятся в Дрезденском Музее современного искусства.

С этого времени интерес к искусству Египта начал расти, однако вплоть до XIX в. никаких новых артефактов обнаружено не было. В 1887 г. историк и путешественник Даниэль Мари Фуке, будучи в Египте, услышал о том, что в некоей пещере находится много портретов, снятых с мумий.

Он немедленно отправился туда, но было уже слишком поздно. Его малосведущие в искусстве предшественники использовали большую часть расписанных дощечек на дрова для обогрева пещеры, так как в это время года ночи в Египте очень холодные. Из 50 портретов уцелело только два. Они и достались Фуке.

Важно

Точное место обнаружения находки неизвестно, предположительно, Эр-Рубайят оазиса Файюм.

Вскоре после визита Фуке, эти же места исследовал австрийский коллекционер Теодор Граф. Ему также досталось несколько портретов. За помощью в признании их художественной и исторической ценности он обратился к лейпцигскому египтологу Эберсу.

В результате в Европе вспыхнул ажиотажный интерес к египетскому искусству, и погребальные портреты, наряду с монетами и предметами быта периода фараонов Птолемеев, притянули к себе пристальное внимание, а специфическая эстетика этих изображений сделала их востребованными на мировом рынке предметов искусства.

Археолог Флиндерс Петри

Параллельно с этим, но руководствуясь научным подходом, начал исследование египетских захоронений британский учёный и археолог Флиндерс Петри. В 1887 г., в Хаваре, он откопал римский некрополь, в котором сохранился 81 портрет. На выставке в Лондоне добытые им артефакты вызвали настоящий фурор.

В следующем году учёный вновь обратился к раскопкам, но теперь ему мешали немецкие и египетские коллекционеры и торговцы антикваром. Эти вандалы вынудили Петри прекратить изыскания. Следующая его экспедиция в Египет состоялась лишь через два десятилетия – зимой 1910-11 гг..

В результате, археолог отыскал ещё 70 портретов, но часть из них оказалась в чрезвычайно плачевном состоянии.

За очень немногими исключениями, методика раскопок и систематизация находок, описанная Петри в путевом дневнике, до сих пор считается примером того, как следует правильно вести археологические расследования и фиксировать их результаты и обнаруженные артефакты.

Несмотря на то, что опубликованные им исследования не полностью отвечают современным стандартам, они остаются наиболее важным источником для идентификации подлинности фаюмских надгробных портретов.

Идентификация портрета

На большинстве из них официальное, но приукрашенное изображение одной фигуры. Лицо смотрит прямо, чуть-чуть в сторону. Даты нанесены в нижней части картины, в районе бюста, на монохромном фоне, который в отдельных случаях бывает дополнительно декорирован.

Лица как мужского, так и женского пола. Возрастной диапазон от детства до старости.

Большинство сохранившихся надгробных портретов написаны на досках, точнее – панелях из привозных лиственных пород деревьев (дуба, липы, платана, инжира, кедра, кипариса и цитрусовых).

Древесина нарезана на тонкие прямоугольные пластины, наподобие шпона, и гладко отполирована. Готовые панели наложены на мумии, на место, где находится лицо, и закреплены полосками ткани так, что создаётся эффект окна.

Иногда портреты выполнены на холсте или прямо поверх полосок ткани, которыми обёрнута мумия.

Техника живописи

Фаюмские портреты писались в двух техниках:

  • энкаустика – техника рисования густыми горячими восковыми красками;
  • темпера – разведение сухих пигментов свежим яичным желтком.

Энкаустические изображения поражают яркостью, контрастностью и насыщенностью цветов, а также сравнительно крупными мазками, создающими импрессионистический эффект. Темперные картины имеют более тонкую градацию оттенков и приглушённые цвета, что создаёт более сдержанную тональность произведений. В некоторых случаях для изображения венков и украшений применено золочение.

Встречаются портреты, выполненные в смешанной технике с использованием густых горячих восковых и жидких холодных темперных красок.

На части портретов, под краской, присутствует слой грунтовки. Также было обнаружено, что на некоторые грунтовки нанесён черновой набросок портрета.

Совет

Материалы и способ изготовления портретов показывают ступенчатость изменения традиций живописного искусства при выполнении реалистических изображений. Натурализм произведений египетских мастеров проявляется в знании анатомического строения лица.

Трёхмерность большинству фигур придаёт и владение художниками искусства моделирования формы и объёма, путём использования света и тени.

Эта же цель поддерживается градуировкой тонов, прорисовкой теней и бликов, обозначающих направление солнечного света.

Возраст изображённых персон

На большинстве портретов – люди молодого возраста и дети.

Первоначально этот странный факт объяснялся низкой продолжительностью жизни, однако новейшие исследования, проведённые с помощью компьютерной томографии, выявили, что во многих случаях портреты писались с живых людей и долгое время украшали гостиные жилых домов, что вполне отвечало греческой традиции. Получается, что возраст изображённого не имеет отношения к возрасту усопшего!

Всё же эта точка зрения оспаривается рядом учёных. В пользу последней версии говорит и тот факт, что часть портретов сделана прямо на бинтах, покрывающих мумию.

В указанном контексте новейшие исследования подтверждают, что, скорее всего, портреты были нарисованы уже после смерти, а индивидуальность им придали отдельные, оговоренные с заказчиком, детали.

Эти же учёные высказывают мнение, что и сам силуэт, то есть набросок, контур лица, делался по каким-то общим схемам. В качестве аргумента приводятся также данные римской переписи населения.

Социальный статус портретируемых

Люди, запечатлённые на портретах, по-видимому, принадлежали к высшему классу богатых военнослужащих, государственных и религиозных деятелей – портрет мог позволить себе далеко не каждый египтянин.

Флиндерс Петри утверждает, что из всех найденных мумий, портреты были лишь на 1-2%. Дороговизна объяснялась высокой стоимостью красок и материалов.

Сама работа художников приравнивалась к ремесленной и оценивалась крайне низко.

В этом отношении показательна ситуация с так называемой могилой Алины. Обычное для Египта семейное захоронение содержало четыре мумии – самой Алины, её двоих детей и мужа. Мумии Алины и детей были с портретами, а на мумии мужа лежала объёмная позолоченная гипсовая маска. Отсюда вывод – гипсовые маски более престижны.

Тип лиц, изображённых на портретах, имеет, в основном, греческое происхождение. Это подтверждает и тот факт, что надгробные надписи сделаны на греческом языке.

Под портретом, рядом с именем, нередко указана профессия усопшего, однако, зная, какова функция фаюмских портретов с точки зрения египетской религии, и её отношение к загробному миру, нельзя утверждать наверняка – реальная это профессия или лишь то, к чему стремился покойный.

Так, например, в пояснительной надписи к портрету женщины по имени Гермиона, содержится слово «грамматика».

Обратите внимание

Долгое время бытовало мнение, будто бы это указывает на то, что при жизни Гермиона работала учительницей – причина, подвигнувшая Флиндерса Петри пожертвовать данный портрет первому женскому колледжу Великобритании – Гиртону (Кембридж).

В настоящее время считается, что надпись свидетельствует, скорее, об образовании женщины, нежели о её профессии. Факт, впрочем, не противоречащий желанию учёного символически объединить грамотных женщин прошлого с образованными соотечественницами.

Что касается причёсок и одежды, то в них прослеживается сильное влияние римской моды. Женщины и дети часто изображены с дорогими украшениями и в красивой, изящной одежде. Мужчины – в форменной одежде, указывающей на служебное положение. На некоторых мужских портретах запечатлены мечи или навершия, как у воинов римской армии.

Путеводитель по провинциальной моде Рима

Портрет фаюмский демонстрирует разные по стилю и моде причёски, одежду и украшения. Для исследователей это хорошее вспомогательное средство по установлению даты написания картины.

Отталкиваясь от изображений царствующих особ, снабжённых точными сведениями, нетрудно составить более-менее правильное представление о времени написания портретов их подданных.

В большей степени это касается изображения женщин, так как их мода более изменчива и скоротечна.

В основе одежды – хитон. На мужчинах он традиционно белого цвета, а на женщинах –однотонный, но окрашенный в красный, синий, жёлтый, розовый или фиолетовый цвет, иногда белый. Часто он отделан элегантной светло-красной, светло-зелёной или тёмно-золотой полосой. Примечательно, что ни на одном изображении не встречается традиционная римская тога – только греческий хитон.

Что касается ювелирных изделий, то почти на всех мужских портретах головы украшают золотые венки, которые в обычной жизни в то время никто не носил.

Читайте также:  Аркадские пастухи. самая загадочная картина пуссена - все о живописи

Драгоценные украшения – золотые цепи, массивные кольца, диадемы, серьги, шпильки, кулоны и сетки для волос присутствуют только на женских портретах. Всё это вполне согласуется с традициями, бытовавшими на греко-римском Востоке.

Значение фаюмского портрета для развития мирового искусства

Все позднеантичные и византийские стили так или иначе вытекают из стиля египетских надгробных портретов коптского периода, поэтому не удивительно, что фаюмский портрет в истории римского искусства занимает первое место.

Абсолютно точно, что по значимости и влиянию на развитие живописи и ваяния, у него нет соперников.

Важно

Умение египетских художников создавать на своих картинах объём подтолкнуло римских мастеров искать собственные способы воплощения трёхмерных сюжетов на полотне и в мраморе.

Обратная перспектива, применённая египтянами при написании лиц, была заимствована у них для изображения на иконах ликов святых – лишённые чувственности темперные лица и очень большие глаза, устремлённые прямо на зрителя, как будто из другого, горнего, мира, вызывают ощущение многомерности пространства и причастности к нематериальной жизни.

Музеи

Сегодня знаменитые произведения искусства древности представлены во всех главных музеях мира. Есть фаюмские портреты в Эрмитаже и в Государственном музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина. В 2002 г. в ГМИИ была организована уникальная выставка-экспозиция по Восточному Египту «Путь к бессмертию». В неё включено 16 надгробных панелей из 22-х имеющихся в собрании музея.

Фаюмский портрет в Пушкинском музее появился благодаря отечественному египтологу, коллекционеру и меценату В. С. Голенищеву. Часть его коллекции хранится и в Эрмитаже, но её держат в запасниках.

Самый ценный фаюмский портрет в Пушкинском музее изображает молодого человека в белой тоге и с золотым венком из лавровых листьев. Этот экспонат датирован концом 1 в. н.э. Он наиболее хорошо сохранён и содержит большое количество неоспоримых, значительных и интересных сведений.

Многие фаюмские портреты древнего Египта включены в экспозиции лучших музеев мира, в частности, это касается Британского музея, Королевского музея Шотландии, музея искусств «Метрополитен» в Нью-Йорке и «Лувра» в Париже.

К сожалению, большинство портретов было добыто непрофессионалами, поэтому лишь малая часть из них содержит основательное историко-художественное описание. Этот факт серьёзно снижает качество информации, которую можно было бы почерпнуть из уникальных артефактов. В результате общая значимость основной массы картин, а также их конкретная интерпретация остаются спорными.

Источник: https://www.syl.ru/article/295268/portret-fayumskiy-v-istorii-iskusstva

Фаюмский портрет

ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ ГОДЫ XIX СТОЛЕТИЯ ОТМЕЧЕНЫ повышенным интересом к античной живописи и к станковой в частности, после того как достоянием науки стало значительное количество памятников римской стенописи. Очень большое значение имела находка в 1887 г.

в Среднем Египте в Фаюмском оазисе (около современного селения ар-Рубайят) гробниц, разграбленных, вероятно, еще в VI-VII вв. н.э. На мумиях этих погребений, обнаруженных в районе городища древней Филадельфии, оказались вместо обычных пластически выполненных масок живописные портреты, в значительном количестве исполненные в чисто эллинистической традиции.

Эти портреты получили впоследствии по месту находки название “фаюмские портреты”. Интерес и внимание к фаюмским портретам усиливались и тем, что они были выполнены в технике энкаустики, то есть в той технике, которая, по свидетельству древних авторов, была основной в греко-римской станковой живописи.

Кроме Фаюма такие же памятники обнаружены в захоронениях Мемфиса, Фив и других древних поселений. Они заполонили антикварный рынок и переходили из рук в руки, пока с ними не ознакомился известный египтолог и писатель Георг Эберс, сразу же оценивший их историческую и художественную значимость.

Совет

После организации ряда выставок в различных городах Европы и выхода в свет нескольких публикаций портреты стали приобретаться музеями Лондона, Дрездена, Парижа, Москвы, Петербурга и т.д.

Стилистический анализ памятников требует изучения той исторической среды, которая предшествовала их появлению, и достижений изобразительного искусства данного периода. Фаюмский портрет – явление очень значительное не только в развитии древневосточной и античной художественной культуры, но и в развитии всего мирового искусства.

По существу фаюмские портреты являются самыми ранними образцами станкового портрета в мировой истории живописи. Но этим ни в коей мере не исчерпывается их историческая роль. Не менее важно и то, что фаюмские портреты в известной степени возмещают исчезнувшие образцы древнегреческой живописи. После завоевания Египта сначала Грецией (в IV в. до н.э.

), а затем Римом (в 30 г. до н.э.) Египет включается в круг эллинистического Востока. Реализм ранних фаюмских портретов свидетельствует об их близости к греко-римскому искусству. Однако отождествлять их с живописью греков и римлян не стоит. Колонизаторы восприняли многие черты древней египетской культуры, включая и культ мертвых со всеми его обрядами и непременным бальзамированием тел умерших.

ЕГИПТЯНЕ С ДРЕВНИХ ВРЕМЕН ПОКРЫВАЛИ ЛИЦО ЗАБИНТОВАННОЙ МУМИИ МАСКОЙ, иногда позолоченной. Например, неповторима по красоте золотая маска фараона Тутанхамона периода Нового царства (середина XIV в. до н.э.).

Маски подобного типа, имеющие ритуальное значение, сохранялись на всем протяжении I тысячелетия вплоть до эллинистического периода. Выполненные из картонажа, они покрывались густой позолотой и необыкновенно яркой росписью, в которой большое место занимал традиционный египетский орнамент.

Маски эти были непортретны, вернее, в них передавался условный тип портрета с едва уловимой улыбкой на лице, который утвердился в Саисскую эпоху (VII в. до н.э.) и отсюда перешел в искусство эллинизма. Прямыми потомками этих позолоченных изысканных масок явились скульптурно выполненные, расписные маски I-II вв. н.э.

Делались они из картонажа или глины, смешанной с песком, затем покрывались слоем гипса под грунт и раскрашивались.

Известные маски подобного типа, несомненно, свидетельствуют о связи с римским портретным искусством и в какой-то мере являются переходными от древнеегипетских к живописному станковому портрету, хотя портретность и здесь еще оставалась в достаточной мере условной, типологической.

Эти маски, представляющие собой оригинальный сплав древнеегипетских и римских традиций, сосуществовали с фаюмским портретом, поскольку датируются I-III вв. н.э. Введение новой художественной техники всегда связано с новым осмыслением жизненных явлений.

Обратите внимание

Фаюмскому портрету предшествовало многовековое развитие древнеегипетского скульптурного портрета, связанного с религиозно-магическими представлениями о “ка”, т.е. о жизненной силе покойника, живущей в его статуе и требовавшей портретного сходства.

Хотя фаюмский портрет продолжал оставаться ритуальным, тем не менее он оказался новым художественным явлением, отличным от предшествующих масок и скульптурных портретов. Эллинистическая культура гуманистически истолковывала образ человека, а потому и претворяла его в искусстве жизненно правдиво.

Древнеегипетский скульптурный портрет хотя и был по-своему реалистичен, но не выходил из круга известной канонизации и в нем превалировала эпохальная типология (портрет-характер). Мастера же фаюмского портрета стремились достичь индивидуального сходства, не порывая в то же время с ритуальным назначением портрета и не превращая его в индивидуально-психологический портрет, характерный для искусства нового времени.

Фаюмские портретисты с необыкновенной выразительностью передавали этнический тип лица и оставили нам целую картинную галерею портретов разных народностей, населявших районы Нижнего Египта в эпоху Птолемеев (305-306 гг. до н.э.) и периода Римской империи.

Элементы греческой культуры были очень сильны в Египте. При Птолемеях греки представляли верхушку общества, им был открыт доступ к высшим административным должностям.

Эллинистическая культура пышно расцвела не только в столице Александрии, но и в районе Фаюма, где на базе древних поселений росли античные города. В I в. до н.э.

, когда Египет превратился в провинцию Римской империи, в Фаюме появились римские колонизаторы, но греческие колонии продолжали существовать. Это обстоятельство представляется очень существенным, оно дает ключ к объединению и раскрытию самой сущности – специфики фаюмского портрета.

В СВОЕЙ ОСНОВЕ Фаюмский портрет ЭЛЛИНИСТИЧЕН, хотя и относится ко временам Римской империи. На первоначальную греко-египетскую основу лег слой римской художественной культуры с ее жестко реалистическим пониманием портретного изображения: вспомним монетные изображения цезарей и широко известный римский скульптурный портрет.

Роль римского искусства в формировании фаюмского портрета ограничивается больше элементами иконографии, нежели созданием стиля и художественного образа. Римский скульптурный портрет суше, точнее, протокольнее. Следует обратить также внимание на отличие фаюмских портретов от живописных портретов из Помпей.

В фаюмских портретах отмечено своеобразие колористического строя, а именно эллинистически сочная лепка формы, особенно в ранних портретах, где густо положенные мазки образуют разноцветный узор играющих оттенков. Это несомненный отзвук живописи великих мастеров эллинистической эпохи.

Важно

Фактурность письма и долговечность красочного слоя сохраняются в силу технических особенностей энкаустики.

Своеобразный реализм фаюмских портретов всегда сочетался с декоративностью, унаследованной от древнеегипетского искусства. Как и во всяком большом явлении искусства в фаюмских портретах мы встречаемся как с поразительными мастерами цвета, так и с графиками, которых больше увлекала красота линий.

Это увлечение красотой линии наработано египетскими мастерами веками, оно нашло свое яркое выражение и в пластике малых форм.

По материалу, на котором восполнены портреты, они разделяются на три группы.

Первую, наиболее многочисленную, составляют портреты, написанные на дощечках, вставлявшихся в мумию в заранее заготовленное место, так что из бинтов была видна только голова изображенного на портрете человека. Эти портреты относятся к I-III вв., ко времени, когда множество явлений различных культур, до того развивающихся самостоятельно, слились воедино.

Особенно наглядны в этом смысле погребальные пелены-саваны.

В собрании Государственного музея изобразительных искусств (Москва) лучшей является пелена с портретом мужчины, иллюстрирующая ритуал погребального обряда египтян.

На ней изображено, как, согласно принятой в Египте иконографии, древнеегипетский бог бальзамирования и проводник в загробное царство Анубис представляет душу умершего на суд Осириса. Душа на этом изображении имеет тот вид, который имел человек при жизни. Рядом стоит мумия этого самого человека с маской на лице. Вся сцена выдержана в египетском плоскостно-декоративном стиле.

Исключение составляет фигура в центре: умерший человек был, по-видимому, римлянином; соответственно и фигура, олицетворяющая его душу, написана по канонам искусства, близкого к греко-римскому стилю. Особенно интересно в этом изображении лицо, написанное на отдельном куске холста рукой опытного мастера и нашитое на пелену. Много реже встречаются портреты, написанные на загрунтованном левкасом холсте. Наконец мы встречаемся с расписными погребальными пеленами, сплошь расписанными клеевыми красками.

Различаются портреты и по технике живописи. Портреты, написанные в чисто энкаустической технике или же с преобладанием восковых красок, отличаются блестящей фактурой густо наложенных мазков. Художник применял металлический инструмент для наложения разогретой массы восковой краски и также употреблял кисти.

Совет

Применение этой техники густо положенными мазками создавало впечатление лепки. Часто после окончания работы над портретом краски оплавляли, т.е. на некотором расстоянии перед портретом держали жаровню с горячими углями, и краски, разогреваясь, превращались в единую массу.

Портреты, выполненные в этой технике, отличаются гладкой, глянцевой, словно лакированной поверхностью и звучной, чистой тональностью полупрозрачных восковых красок. Свежесть цвета сохраняется по сей день. Более поздние портреты III-IV вв.

Читайте также:  Спящая цыганка. полосатый шедевр анри руссо - все о живописи

написаны предпочтительно яичной темперой или в сочетании с энкаустикой отличаются матовой поверхностью, мягкой и деликатной манерой письма и очень тонким колоритом.

Некоторые фаюмские портреты, не предназначавшиеся для мумий, развешивались по римскому обычаю в атриуме (одно из парадных помещений римского дома).

Тем самым эти памятники, хотя и имевшие ритуальное назначение, приобретали качество портретной станковой живописи. Каждый из портретов, сделанных истинным художником, запоминается, т.к. несет в себе единичное неповторимое своеобразие художественного образа.

Таково основное свойство лучших фаюмских портретов, утвердивших новое начало в истории мировой портретной живописи.

Источник: http://mostga.am/kultura/fayumskij-portret-1450.html

Фаюмские портреты

Эти удивительные произведения искусства, которые нередко называют «иконами до иконописи» – не просто исторические ценности. Они могут служить великолепной и впечатляющей иллюстрацией взаимного проникновения культур.

Фаюмские портреты создавались для ритуала погребения в Древнем Египте во времена римского владычества I—III веков нашей эры.

Первая находка в Фаюмском оазисе в 1887 году закрепила за ними название фаюмские. Портреты так и продолжали именовать, даже обнаруживая подобные сокровища в других районах Египта. К настоящему моменту собрано около 750 древних шедевров.

Первым египетские портреты для Европы открыл путешественник Пьетро делла Валле: в 1615 году он привез из Египта два образца.

В 1820-х годах благодаря Леону де Лаборде и британскому консулу в Каире Генри Солту в Старом Свете появилось ещё несколько портретов.
Но настоящую известность они обрели к концу XIX века. Тогда историк и путешественник Даниэль Мари Фуке, будучи в Египте, услышал историю о найденных в гробницах портретах усопших, запеленатых в мумии поверх лиц.

Он сразу отправился на место находки, но обнаружил только два уцелевших изображения из пятидесяти.

Вскоре удивительные портреты привлекли австрийского коллекционера Теодора Графа. Он приобрел у перекупщиков часть живописных дощечек и показал египтологу и писателю Георгу Эберсу. Признание Эберсом подлинности и значимости находки позволило открыть её миру.

Обратите внимание

В конце 1880-х годов портреты побывали на выставках во всех крупных европейских столицах, также были показаны в Нью-Йорке. Портретами заинтересовались, о них заговорили.
Новая сенсация не заставила себя долго ждать. В 1887 году британский археолог Флиндерс Питри обнаружил в некрополе римского города Хавары (близ Фаюма), по разным сведениям, 81 — 90 мумий с портретами.

В следующую экспедицию, через два десятилетия, Питри отыскал ещё 70 портретов, однако часть из них оказалась в жалком состоянии. Но всё же работа Питри стала первым примером систематического изучения этих древних шедевров для последующих исследователей.
Новый этап в истории изучения фаюмских портретов положил немецкий археолог фон Кауфман.

В 1892 году он открыл Гробницу Алины, а в ней — несколько знаменитых в наши дни портретов.

В IV веке до нашей эры Египет завоевала Греция, а в I веке до нашей эры — Рим. Сплетение культуры завоевателей и древнеегипетских традиций образовали новый невероятный поток.

Греческое влияние сказывалось в умении художников передавать объем с помощью светотени, использовать перспективу, применять колористику. Из Греции пришла и одна из основных техник фаюмских портретов — энкаустика.
Древнеримская портретная живопись привнесла больше индивидуальности в изображения. Манера письма стала свободной, художники — внимательней к чертам лица.

Согласно древнеегипетской традиции, такие портреты должны служить предметом культа мертвых. И тут соседство разных культур породило два живописных направления: эллинистическое и египетское. Римляне, хоть и перенявшие местные обряды, сохранили свой обычай украшать портретами атриумы, и лишь после смерти — мумию.

Портреты для римской знати писались опытными художниками и были высокого качества. Второе направление не так заботилось о художественности и создавало портреты в местной египетской манере исключительно для погребального обряда. Постепенно египетское течение одержало верх над эллинистическим.

Эта особенность раскрывает одну из загадок фаюмских портретов…

На большинстве портретов изображены молодые люди и дети. Сначала это объясняли малой продолжительностью жизни. Наряду с этим возникла и версия о том, что портреты делались «впрок» в 15−25 лет. Современные исследователи благодаря компьютерной томографии подтвердили это предположение и пришли к выводу, что до того, как стать ритуальным атрибутом, портреты по греческому обычаю украшали гостевые комнаты жилых домов. Это означает, что возраст на портрете и возраст усопшего различаются, но не всегда. Всё же часть портретов выполнена уже на бинтах мумий, а значит — после смерти человека.

Реальные люди. Фаюмские портреты, как древние фотографии, показывают настоящих людей, живших много веков назад. Поэтому каждый портрет — это история, это неповторимый внутренний мир и характер отдельного человека.

Ассиметричные лица. Для жизни явление обычное, а древние художники так пытались передать перспективу образа.

Большие глаза. Писать людей с увеличенными глазами начали со II века нашей эры. И, скорее, здесь сказалась египетская культура.

По верованиям древних египтян, душа покидает тело через рот, а возвращается через глаза. Поэтому в гробнице (на стене или на саркофаге) делались изображения усопшего — своеобразные «паспорта», — с открытыми, подчеркнутыми глазами.

А вот замазать «врата души» — страшная месть.

Портреты для богов. По древнеегипетской традиции портреты, а до них маски, делались исключительно для ритуала погребения. Мастера не пытались самовыразиться, произвести впечатление на потомков. Предполагалось, что портреты не увидит ни одна живая душа, только боги. Это главное отличие портретов от обычной живописи.

Отрешенный взгляд. Люди на портретах редко изображались анфас — головы чаще повернуты на три четверти. При этом взгляд обращен не на зрителя, а как будто сквозь него, в бесконечность.

В древнем римском обществе, как и сегодня, мода не стояла на месте. Тон здесь задавала императорская семья. Каждый император отличался собственным стилем, а императрица придумывала индивидуальную прическу, образцы которой в виде моделей-головок отправляли из столицы в провинции. Мужчины ориентировались на императора, женщины копировали прическу императрицы. Это помогло наряду с научными данными датировать много портретов.
Один нюанс: образцы причесок сильно запаздывали по пути в провинции. Поэтому в Фаюме дамские прически отставали от столичной моды лет на 20−30.

  • женщины, “Европейка”. Антинополь, Египет, II в.н.э. Лувр, Париж
  • Женщина в красной тунике. Хавара, Египет, 110-130 гг. н.э. Национальный музей Шотландии, Эдинбург

Портреты писали на дощечках из кипарисового дерева или кедра. Техник использовали две: энкаустику (расплавленный воск, фото ниже) и темперу. Первые и самые лучшие портреты исполнены восковыми красками. Для этой техники художники вместе с кистью применяли горячий металлический стержень, вроде тонкого ножа. Плавясь при высокой температуре, восковые краски застывали, создавая неровности и эффект объема.
Для темперного портрета доставало только кисти. Работа обходилась дешевле, но не была более легкой. Растёртые на яичном желтке краски сохли в момент, поэтому и писать надо было быстро, точно и без исправлений.
Иногда мастер собственными пальцами «моделировал» форму лица — так впоследствии будут делать некоторые импрессионисты.
Яркий атрибут фаюмских портретов — сусальное золото. Золотился либо фон, либо только венки, драгоценности или детали одежды.
Со временем окончательно заменила восковые краски. Вместе с техникой обеднел и стиль изображения: потеряв былую объемность, сделался схематичным и менее реальным.
Сама Римская империя разрушалась, уступая место другой силе — христианству. С распространением новой религии в Египте утрачиваются ритуальные традиции… и фаюмский .
В 395 году Египет перешел к Византии.

«Портрет этот не исчезает, но изменяется стилистически. В нем по-иному осмыслен образ человека».

  • Фаюмский девушки (фото – pravlife.org)
  • “Архангел Гавриил” (Ангел златые власы). Фото – omolitvah.ru

Стремясь изобразить не только внешний облик, но и вечную душу усопшего, древние художники невольно повлияли на формирование иконописных канонов. Печальный, устремленный в вечность взгляд на фаюмских портретах как нельзя лучше подходил для передачи святых образов в религиозном искусстве Византии.
Конечно, христианская не выходит полностью из фаюмского портрета. И всё же эти древние образы не перестают иногда называть «иконами до иконописи», потому как в них впервые человека стали изображать «с точки зрения вечности».

Сегодня фаюмские портреты пополнили собрания главных музеев Лондона, Парижа, Нью-Йорка и других городов мира. Бесценную коллекцию этих древних сокровищ хранит Государственный музей изобразительных искусств им. Пушкина. Самый значимый московского музея изображает юношу в белой тоге и с венком из золотых лавровых листьев. Датированный I веком нашей эры, экспонат хорошо сохранился и стал важным источником для исследователей.

Артхив: читайте нас в Телеграме и смотрите в Инстаграме

Источник: https://artchive.ru/encyclopedia/3591~Fajumskie_portrety

Фаюмский портрет — икона до иконописи

Иконопись глубоко коренится в богословии православной Церкви, однако ведет свою культурную родословную — из античного искусства. Никакое культурное явление не создается «с чистого листа», не возникает просто «из воздуха».

Потому для правильного понимания иконописи всегда важно понимать тот культурный контекст, в рамках которого возникло иконописание.

Ведь первые иконописцы, первохристианские художники, так или иначе, были детьми своей эпохи, их художественное мастерство создавалось в рамках художественных течений, которые возникли до них и которые существовали параллельно с ними. Именно с этой точки зрения нас должно интересовать позднеантичное искусство.

Что такое эллинизм

Искусство Римской Империи, не смотря на определенные региональные особенности, в основе своей было продолжением искусства эллинизма.
Эллинизм сформировался в результате походов Александра Македонского на Восток.

Греческие государства, образовавшиеся после этого похода, создали почву для смешения культуры завоевателей и местных народов. Вот эта вот смесь античной традиции с традициями древнего Египта, Персии и т.д. и есть эллинизм.

Римская Империя, завоевав большую часть эллинистических государств, также вошла в культурный ареал эллинизма. И на этой почве синтеза западных и восточных традиций возникла позднее великая византийская культура.

Долгое время об античном искусстве мир судил почти исключительно по скульптуре и архитектуре, образцы которых дошли до потомков в той или иной степени сохранности.

А вот об античной живописи можно было получить представление в основном из письменных источников или немногочисленных образцов монументальных росписей Древнего Рима, или же по росписям древнегреческой посуды.

Со временем археология вносила свои коррективы в изучение истории живописи, все больше приоткрывая завесу над творчеством древних художников.

Своего рода сенсацией стала находка в в Египте полуразграбленных захоронений периода римского владычества. В  1887 году в Фаюмском оазисе были обнаружены мумии, внешний вид которых отличался от тех, что находили до сих пор.

Важно

Традиционно египетские мумии заключались в футляры или саркофаги, которые украшались масками, воспроизводящими черты покойного. Но в фаюмских погребениях никаких масок не было, вместо них присутствовали живописные портреты усопших.

Эти портреты произвели на культурную публику конца XIX века неизгладимый эффект. Они продолжают поражать и сейчас.

Первые находки были сделаны возле современного селения эр-Рубайят (которое расположено недалеко от древней Филадельфии), позднее к ним прибавились портреты, найденные чуть дальше, в местности Хавара (находящейся на месте некрополя древней Арсинои, которая ещё раньше называлась Крокодилополем). Поскольку большая часть артефактов  были найдены именно в районе Фаюмского оазиса, за ними закрепилось название «фаюмских портретов». Хотя позднее подобные картины были обнаружены и в других регионах Египта: в Мемфисе, Антинополе, Ахмиме и Фивах.

Всего на сегодняшний день найдено более 900 портретов. Время создания этих портретов I—III века по Р.Х. — время, когда Египет был завоеван римлянами.

За несколько столетий до этого  в Египте правила греческая династия Птолемеев – потомков одного из соратников Александра Македонского. Правящей элитой, разумеется, тоже были греки.

Потому неудивительно, что одновременно с традиционным египетским искусством существовало и искусство греческих завоевателей и синтезированное эллинистическое искусство, впитавшее в себя обе традиции.

Это коснулось всех аспектов культурной и религиозной жизни древних египтян указанного периода, в том числе и погребальных обрядов. До нас дошли примеры погребальных изображений, выполненных как  в более древней, собственно египетской традиции (рельефные погребальные маски), так и в более новой – греко-римской (погребальные портреты).

Чем фаюмские портреты интересны христианам?

Чем эти артефакты могут быть интересны христианам? Только ли своей красотой? Мало ли в мире других прекрасных произведений искусства, почему именно фаюмский портрет?

Стоит обратить внимание на один немаловажный факт – египетские погребальные изображения предназначались не просто для созерцания (хотя, как считается, многие из них писались с живых людей), они создавались для погребений.

Читайте также:  Английские художники. 6 мастеров, покоривших мир - все о живописи

Общеизвестно, какое огромное значение древние египтяне уделяли загробной жизни. И погребальные изображения были одним из важнейших аспектов жизни за гробом.

Совет

У древних египтян считалось, что после смерти человека       его мистический двойник – Ка — отделяется от тела, но он может вселиться в изображение умершего и таким образом получит новою жизнь. Именно для этого египтяне изготовляли различные изображения покойных.

Очень важно было, чтобы художник добился максимального сходства изображения с умершим, иначе Ка может не узнать свой портрет и будет обречен на скитания.

Портрет с точки зрения вечности

Фаюмские портреты были не просто изображением человека, не просто «фотографией», которая бы передавала его сиюминутный облик.

Они изображали человека «с точки зрения вечности», художники стремились изобразить не просто внешний облик умершего, но его вечную душу (хотя, конечно, слово «душа» в данном случае стоит употреблять с известной степенью осторожности, ведь представления о ней в древнеегипетской религии не очень совпадает с христианским учением). Так или иначе, фаюмский портрет, это образ вечной, в известном смысле – бессмертной личности.

Именно это обстоятельство и роднит фаюмский портрет с иконой. И, как эллинских философов порой называют «христианами до Христа», поскольку античная философия подготовила ту почву, на которой выросло богословие, также и фаюмский потрет можно, в некотором смысле, назвать «иконой до иконописи».

Особенности композиции

Композиция фаюмского портрета обычно имеет погрудное построение (поясные изображения встречаются реже).

Головы персонажей, как правило, повернуты в три четверти. Прямых фронтальных изображений мало. Взгляд направлен либо прямо, либо поверх «зрителя».

Источник света, который формирует светотеневой рисунок лица,  чаще всего «расположен» сверху и немного слева от изображенного – правая (от зрителя) сторона лица обычно затенена, независимо от того, в какую сторону развернут персонаж, затененная сторона носа передается широкой темной линией. Эта особенность светотеневого моделирования присутствует и в более условных, плоских изображениях.

Лица не отражают эмоций. Глаза, зачастую, широко раскрыты. Фон условный, обычно — однотонный светлый либо золотой.

Стоит также отметить такую стилистическую особенность большинства фаюмских портретов (особенно поздних), как своеобразную асимметричность. Левая часть лица часто отличается от правой (глаза, брови, уголки губ, уши и т.д.

могут быть разного размера, расположены на разном уровне, изображены под разными углами). Этот прием не свойственен собственно эллинистическому искусству, в нем  можно видеть новое веяние в живописи.

По сути это — та же попытка передать объем предмета и его перспективное искажение, но более динамично и экспрессивно.

Подобные стилистические приемы встречаются и в иконописи

Интересно, что подобные стилистические приемы встречаются и в иконописи. Технически же фаюмские портреты также близки первым христианским иконам (о них мы уже говорили ранее).

Подавляющее большинство фаюмских изображений написано на деревянных дощечках (реже – на загрунтованных холстах).

Основная живописная техника – энкаустика (живопись красками на основе воска), так же, как и в случае с первыми иконами.

Обратите внимание

Здесь могут возразить: такое узкоэтническое явление, как египетский погребальный портрет, не может в полном смысле являться предтечей христианской иконы. Но в том-то и дело, что фаюмские портреты, как мы уже упомянули, относятся не только к Египту, они восходят к греко-римской традиции.

И если изображения для мумий и саркофагов являются характерной особенностью именно египетского региона, то в других частях Римской Империи была своя традиция – ритуальные портреты предков, которые располагались в атриумах римских домов или ритуальные же портреты императоров и магистратов, которые стилистически в принципе не отличались от погребальных портретов Египта. Другое дело, что примеры таких произведений можно пересчитать по пальцам. А египетские захоронения, по ряду причин, в гораздо большем объеме донесли до нашего времени то, что не сохранилось в других уголках бывшей Римской Империи.

И сейчас, спустя столько лет, после обнаружения фаюмских потретов, они способны поражать. Кто-то даже находит сходство со своими современниками. Просто вглядитесь в эти лица. Посмотрите в глаза, раскрытые Вечности.

Дмитрий Марченко

Источник: https://pravlife.org/ru/content/fayumskiy-portret-ikona-do-ikonopisi

Портреты из фаюма

Наука и жизнь // Иллюстрации

Портрет пожилого римлянина датируют серединой или концом I века н. э.

Этот смуглый юноша жил в Египте в начале II века н. э., когда еще слишком велико было влияние греческой культуры.

Мужчина с семитским типом лица жил во II веке н. э.

Женщина со смуглой кожей – египтянка, жившая во II веке н. э.

Осенью 1887 года в местечке Эр-Рубайят оазиса Фаюм, в Среднем Египте, местные жители нашли древний некрополь с захоронениями мумий. Гробницы разграбили уже давно, вероятно еще в VI-VII веках. Но в пелены мумий на месте лиц были вставлены исполненные на дощечках портреты, с поразительной достоверностью передававшие черты умерших.

Под головой каждого лежала табличка с указанием имени, возраста и профессии. В жажде наживы открыватели стали поспешно выдергивать из пелен написанные на дощечках портреты, таблички же были рассыпаны и в большинстве своем погибли.

К счастью, египетские торговцы сразу же сбыли 94 портрета известному венскому антиквару Теодору Графу.

Тот показал их египтологу и писателю Георгу Эберсу. Эберс признал фаюмские находки подлинными античными портретами, и вскоре в музеях Германии и других государств Европы прошли выставки, вызвавшие неподдельный и шумный восторг.

Ведь портреты, помимо их изумительного сходства с живыми людьми, были написаны разогретыми восковыми красками – в технике энкаустики, известной до того лишь по сочинениям древних авторов.

В том же году в другом фаюмском местечке, Хаваре, начал раскопки некрополя известный британский археолог Флиндерс Питри.

Важно

Ему тоже посчастливилось – он нашел 40 портретов, и в дальнейших раскопках, из которых самым удачным оказался сезон 1910-1911 годов, было найдено еще 30. Впоследствии фаюмские портреты были обнаружены и в других некрополях Египта – в Абурир-эль-Мелеке, Эль-Хибехе, Мемфисе, Антинополисе, Ахмиме, Фивах и Саккаре.

Кстати, два фаюмских портрета из Саккары поступили в Дрезденский музей еще в 1626 году от итальянского путешественника Пьетро делла Валлы. Сегодня в мире известно не менее 750 портретов, из которых в самом Фаюме было найдено около 300.

Господствовавшая в Египте на протяжении тысячелетий вера в вечную жизнь породила обычай мумифицировать покойников, а мумию снабжать портретом умершего, дабы душа, возвращаясь в свое прежнее обиталище, “не перепутала адрес”. Фаюмские портреты заменили собой погребальные маски для мумий.

После завоевания Египта Александром Македонским в 332 году до н. э.

к власти пришла македонская династия Птолемеев (304-30 годы до н.э.), государственным становится греческий язык, начинается взаимопроникновение культур, местная знать перенимает греческую моду. В I веке до н. э. Египет был вновь завоеван, теперь уже Римом.

В Фаюме эпохи эллинизма сложилась культура, сплавившая много разных этнических традиций: помимо подверженной греческому влиянию местной знати в Египте жили римские легионеры, сирийцы и финикийцы, евреи, ливийцы, многочисленные местные народности, среди которых встречались негры. Всю эту необычайно богатую палитру этносов мы находим в фаюмских портретах.

Флиндерс Питри пытался отождествить тот или иной этнический тип, сопоставляя портреты с мумиями. При этом выяснилось, что столичная римская мода в провинциальном Фаюме сильно запаздывала – дамские прически отстают на 20-30 лет!

Фаюмский портрет – результат счастливого союза трех традиций: египетского канона, римского познания натуры и воспаренности эллинского духа.

И все же это портрет совсем особый, ритуальный. Он связан с верой в возрождение, в новую реальность бытия.

Совет

Ранние портреты – I-II веков н. э. – самые достоверные и реалистичные. Они всегда исполнены на дощечках из сикоморы или кедра, таких тонких (толщиной от 1 мм), что на них неизбежно образуются трещины и поломки.

И именно эти портреты действительно написаны восковыми красками.

В 1900 году в Керчи нашли саркофаг, а внутри его обнаружили ряд расписных сцен. Одна из них – “Художник в мастерской”. Рядом с сидящим мастером – подрамник и палитра с ящичками для красок. В руке художник держит какой-то инструмент, который греет на небольшой переносной жаровне.

Вероятно, это упоминаемый древними металлический каутерий. Им разогревали восковые краски перед нанесением на холст или доску. На стене помещения висят два портрета в круглых орнаментальных рамах, а между ними находится небольшой прямоугольный портрет в скрещенных рамках типа фаюмского.

Процесс работы портретиста восстанавливается в следующем виде.

Он брал тонкую деревянную дощечку (иногда обтянутую холстом) и покрывал ее плотным ровным слоем воска. Затем прописывал поверхность краской, предназначенной для фона. На месте фигурной части изображения – головы и плеч – делал подмалевок и уже поверх него писал каутерием плотные части лица, как, например, волосы или щеки, лоб и подбородок.

В местах, требующих большего размаха и легкости, применял темперу и кисти. Иногда форму лица художник моделировал пальцами (остались следы), как впоследствии будут делать Рембрандт или Ван Гог. После этого мастер разогревал каутерий, вжигая им нанесенные краски в основу. И в завершение работы проходил новым слоем фон.

Готовый портрет необходимо было вставить в мумию, причем вставить красиво, чтобы бинты, наложенные в несколько слоев, образовали своего рода рамку – прямоугольную или многоугольную. Почти всегда портрет по форме не подходил, и его вынуждены были подрезать.

Порой золотили фон уже посаженного в мумию портрета (следы позолоты видны на бинтах), а в изображениях мужчин наносили по трафарету золотой лавровый венок.

За каждым портретом – неповторимый мир, ушедшая в небытие судьба.

Красивые черноглазые мальчики с первым пушком на щеках, грустные пышноволосые девушки, мужчины во цвете лет с классическими лицами – настоящие Аресы и Аполлоны; диковатые заросшие туземцы, заброшенные старики – братья и сестры, матери и дети. Все они смотрят на нас как бы внезапно обернувшись.

Обратите внимание

И этот поворот, движение навстречу человеку, дает разительный контраст к извечно неподвижной мумии, которая и есть субстанция ушедшей жизни. Фаюмские портреты невозможно созерцать без глубокого душевного волнения, без неосознанного стремления понять судьбу неведомых людей: кто они были, как жили, отчего покинули мир? Всматриваясь в изображенных, мы получаем ответный взгляд – глубокий, проницательный, прощальный. Но прощание оборачивается встречей: образы умерших людей оживают в нашем сознании, как столетие назад – в сознании открывших их миру Т. Графа, Г. Эберса, Ф. Питри. Нигде яснее не ощущается та сила, с которой долговечное искусство (ars Longa) спасает от забвения, казалось бы, и совсем не значимые, и даже самые коротенькие человеческие жизни (vita brevis).

Одна из самых значительных коллекций фаюмских портретов хранится в Москве, в Государственном музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина. В 1909 году в Музей изящных искусств было передано уникальное собрание подлинных произведений Древнего Египта, принадлежавшее известному российскому египтологу В. С. Голенищеву (об истории музея см. “Наука и жизнь” № 5, 1998 г.).

Сегодня в музее 23 “фаюма”, некоторые из них воспроизведены на страницах журнала.

Детальное описание иллюстрации

Источник: https://www.nkj.ru/archive/articles/5502/

Ссылка на основную публикацию