«менины» веласкеса. о картине с двойным дном – все о живописи

14 малоизвестных фактов о шедевре Веласкеса «Менины»

Картина Диего Веласкеса «Менины» — один из шедевров мадридского музея Прадо. Казалось бы, об этой знаменитой картине XVII века известно абсолютно все. Однако многие искусствоведы считают, что на самом деле картина скрывает много секретов.

Например, зашифрованный автопортрет самого художника. Причем автопортрет не реальный, а идеальный, на котором живописец показывает не то, как есть, а то, как ему хотелось бы, чтобы было в реальности. В этом обзоре мы приподнимем завесу тайны над этим прекрасным полотном.

«Менины» можно назвать королевским портретом

В центре картины находится инфанта Маргарита Тереза, которая через 10 лет после написания «Менин» будет провозглашена императрицей, супругой Леопольда I, императора Священной Римской империи, короля Чехии и Венгрии. Ее правление продолжалось с 1666 по 1673 год, а умерла Маргарита в возрасте всего 21 года. Хотя она была изображена на многих портретах, но «Менины» являются самым известной картиной.

На самом деле на картине изображена повседневная жизнь юной принцессы

Донья Мария Агустина де Сармьенто Сотомайор.

Обратите внимание

Традиционно на портретах изображают человека «изолированно» от остального мира. В данном же случае изображены также служанки, которые постоянно окружали молодую принцессу. «Менины» — это повседневная жизнь при испанском дворе.

На картине есть король и королева

Король Испании Филипп IV и его жена Марианна Австрийская.

Над головой принцессы несложно заметить картину в темной деревянной рамке, на которой изображены два человека. Это отец и мать Маргариты, король Испании Филипп IV и его жена Марианна Австрийская.

Веласкес изобразил сам себя на картине

Веласкес был придворным художником короля.

Несмотря на то что Веласкес был придворным художником короля, это был очень смелый шаг — нарисовать самого себя в «Менинах». Слева с кистью в руке изображен сам художник.

Только один человек на картине так и остался неопознанным

Неизвестный в дверях.

В центре картины изображены король, королева, принцесса и художник. Слева от принцессы (подает ей сосуд с напитком) изображена фрейлина принцессы донья Мария Агустина де Сармьенто Сотомайор, а справа (в реверансе) донья Изабель де Веласко.

Над ее правым плечом видно наставницу принцессы, донью Марселу де Уллоа и неизвестного гвардадамаса, который был обязан повсюду сопровождать инфанту (его имя было утеряно в истории, но некоторые современные ученые считают, это мог быть Диего Руис де Аскона).

Справа находятся постоянные члены свиты принцессы — карлица Мария Барбола, карлик Николас Пертусато и любимый мастиф Маргариты (его кличка также неизвестна).

Самой большой тайной является то, что же на самом деле хотел изобразить Веласкес

Уже через 10 лет инфанта Маргарита Тереза станет императрицей, супругой Леопольда I, императора Священной Римской империи, короля Чехии и Венгрии.

Некоторые ученые считают, что образы короля и королевы, которые как бы фигурируют на фоне, на самом деле отображаются в зеркале, а родители инфанты смотрели за процессом написания картины.

Важно

Другая теория утверждает, что королевская чета не находится в поле зрения Веласкеса, поэтому он не мог целенаправленно рисовать их, а на самом деле принцесса и художник смотрят в большое зеркало, отражение в котором и позволило запечатлеть Маргариту в один из повседневных моментов.

«Менины» — взгляд монаршей четы

Любимый мастиф инфанты.

Неизвестно, было ли так на самом деле, но Веласкес изобразил картину так, как бы она смотрелась с ракурса короля и королевы.

Немногие картины были удостоены чести ежедневного лицезрения королем

Филипп IV.

Филипп IV повесил «Менины» в своем личном кабинете, где видел эту картину каждый день.

Картина была изменена после смерти художника по приказу короля

Рыцарь ордена Сантьяго.

Король отдал дань талантливому художнику после его смерти. В 1660 году, почти через год после смерти, Веласкесу был присвоен титул рыцаря ордена Сантьяго.

На картине символика этого ордена изображена у него на груди, но история ее появления необычна (изначально этого символа не было). Появился этот символ посмертно по приказу короля.

Некоторые историки даже утверждают, что Леопольд I собственноручно нарисовал символ ордена.

Размеры картины

Карлица Мария Барбола, карлик Николас Пертусато.

«Менины» просто огромны — их размер примерно 3,20 × 2,74 метра.

«Менины» были переданы королем музею

Наставница принцессы донья Марселу де Уллоа и неизвестный гвардадамас.

Музей Прадо в Мадриде открылся в 1819 году, чтобы «показать миру значение и славу искусства испанского народа». «Менины» являются одним из самых известных произведений в коллекции музея.

Название картины изменялось

Донья Изабель де Веласко.

Впервые в музее Прадо картина упоминается под названием «Менины» в каталоге 1843 года. В 1666 году во время инвентаризации картина была названа «Портрет императрицы с ее фрейлинами и карликами». Затем, после пожара в 1734 году, она называлась «Семья короля».

«Менины» сделали Веласкеса знаменитым через 150 лет после его смерти

«Менины», подражание Пабло Пикассо.

Совет

Инвестиции в Прадо окупились и сделали испанское искусство популярным в Европе в XIX веке. Именно благодаря «Менинам» Веласкес стал известным вне пределов испанского королевского двора, среди обычной публики.

Впоследствии Веласкес стал вдохновением для нового поколения художников, включая французского живописца-реалиста Гюстава Курбе, Эдуара Мане, а также американского основателя тонализма Джеймса Эббота Уистлера.

В Великобритании есть своя версия картины

«Менины» Джеймса Эббота Уистлера.

В особняке Кингстон-Лейси в Дорсете есть уменьшенная версия картины, которая покрыта почти такой же аурой таинственности, как и знаменитое полотно. Неизвестно, кто написал эту реплику и когда это было сделано. Некоторые ученые утверждают, что картина в Дорсете принадлежит кисти самого Веласкеса. Другие считают, что полотно, скорее всего, было позже скопировано неизвестным художником.

Источник: https://obiskusstve.com/1594309290436594679/14-maloizvestnyh-faktov-o-shedevre-velaskesa-meniny/

Веласкес, «Менины»

Философы, искусствоведы ведут не прекращающиеся споры по поводу картины Диего Веласкеса. Его «Менины» оставили после себя много тайн и загадок. Это полотно является мировым шедевром и находится в музее Прадо в Мадриде.

Будничную обстановку вместо парадного зала изобразил Веласкес («Менины»). Эту картину живописцаможно назвать сценой из жизни королевской семьи. Но в те далекие времена даже обычного аристократа нельзя было рисовать в будничной обстановке.

Смысл картины, его философский подтекст завораживает зрителя. Художник превзошел свое время сложностью композиции, техническим мастерством и магическим очарованием.

Диего Веласкес. Севильский период

В 1599 году в небогатой дворянской семье родился Диего Веласкес. Точная дата рождения неизвестна, день крестин – 6 июня. Его родители, выходцы из Португалии, обосновались в испанском городе Севилье.

Способности к рисованию у Веласкеса проявились рано. Отец определил его в мастерскую известного художника Ф. Эрреры. Для дворян в те времена занятия живописью считались унизительными. Осуждался ручной труд аристократии.

Суровый характер Эрреры стал поводом для разногласий. Вскоре Диего Веласкес очутился в другой мастерской – художника Франсиско Пачеко. Его дом всегда был открыт для любителей искусства.

Веласкес со временем получил звание мастера живописи и женился на дочери Пачеко.

Счастливый брак, известность – все говорит о том, что успешен был в Севилье Диего Веласкес. Картины,написанные им на бытовые темы, дали толчок для развития жанра бодегонес. Изредка он писал портреты, выполнял церковные заказы.

Придворный живописец

Осенью 1623 года Веласкес занял должность придворного живописца в городе Мадриде. Основные работы того времени – портреты придворных и королевской семьи Филиппа IV.

Встреча с художником Рубенсом сподвигла Веласкеса на путешествие в Италию. Король, учитывая заслуги живописца, вскоре назначил его гофмаршалом. В тот период большое внимание детским портретам уделялВеласкес. «Менины» – одна из известнейших картин того времени. Впоследствии король наградил живописца высшим знаком отличия – рыцарским орденом Сантьяго.

Последним известным полотном Веласкеса стал портрет Людовика XIV, написанный в честь его бракосочетания с испанской инфантой. Через несколько часов после написания картины Веласкес скончался.

Диего Веласкес. Картины

Художник писал картины разной жанровой принадлежности – портреты, пейзажи, бытовые и исторические зарисовки.

Его жизнь в Севилье изобиловала жанровыми сценками из народной жизни. Большой известностью пользуются такие картины, как «Старая кухарка», «Продавец воды»; религиозные полотна – «Христос в доме Марфы», «Непорочное зачатие», «Поклонение волхвов».

Мадридский период характерен своими парадными портретами (первого министра Оливареса, короля и членов его семьи). В Италии был написан портрет папы Иннокентия X. В то же время была создана «Венера с зеркалом».Испанской инквизицией жестко осуждалось изображение обнаженного тела. Но одобрение Филиппом IV этой картины позволило Веласкесу избежать гнева церкви.

«Венера с зеркалом»писалась под впечатлением от венецианской живописи. Дважды за свою жизнь побывал художник в Италии. Прототипом для его Венеры послужили полотна Рубенса («Венера перед зеркалом»), Джорджоне («Спящая Венера»).

Обратите внимание

Существует версия, что картина Веласкеса изображает любимую женщину художника, Фламинию, и их общего сына. Долг перед женой и стабильная работа в Испании не позволили ему остаться с избранницей.

Однако и в картине «Пряхи» можно заметить сходство сидящей спиной девушки с Венерой.

Веласкес «Менины». Описание картины

Полотно было написано в 1656–1657 годах. Оно до сих пор находится в Мадриде, в музее Прадо. На картине изображена инфанта Маргарита и ее менины (фрейлины). На заднем плане в зеркале отражаются король Филипп IV и Марианна Австрийская – родители инфанты. Придворные дамы и кавалеры, карлики, собака и сам художник – небольшая сценка из дворцовой жизни изображена на полотне.

Картина «Менины» Веласкесаоставила после себя много загадок. Король и королева представлены вместе. Тем не менее, по этикету их всегда рисовали отдельно.

Размер полотна, за которым работает художник, слишком велик для портретной живописи. Что за картину скрыл Веласкес в «Менинах»?

Изображение пола, стен, потолка с их жесткой геометрией занимают слишком много места и кажутся неуместными. Почему художник уделил так много внимания сумрачным теням позади инфанты и ее окружения?

Пятилетняя Маргарита кажется слишком одинокой в этом огромном помещении. Ее детство проходит в соблюдении строгого испанского этикета, где смех и улыбки запрещены.

Критики и художники того времени удивлялись столь реалистичному написанию полотна. В те времена было принято несколько сглаживать образы, делать задний фон более чарующим. Так, «Спящая Венера»Джорджоне – это идеализированный женский образ. В то время как Веласкес прагматичен и реалистичен в своей портретной живописи.

Загадка картины

Писал Диего Веласкес «Менины»в тот период, когда Маргарита была единственной наследницей короля. Это не одобрялось испанскими законами – только инфант мог наследовать трон.

Спустя год после написания картины у Филиппа IV родился сын и наследник. «Менины» стали опасны. Судя по всему, фигура самого Веласкеса была нарисована позднее и закрывала собой другого героя полотна.

Рентгеновский снимок картины в 1965 году выявил наличие еще одного персонажа, которого впоследствии пришлось закрасить.

Важно

По одной версии, художника на полотне не было, а был паж. Он протягивал инфанте символ власти – королевский жезл, тем самым намекая на ее наследование испанского трона.

Поэтому после рождения наследника мужского пола картина должна была быть уничтожена. Художник, изменив героев, спас ей жизнь. Вместо пажа с жезлом он изобразил себя.

Автопортрет художника

Часто на картинах, среди персонажей, художники изображали себя на заднем плане или в углу. Это сродни подписи мастера. То же самое сделал в своем полотне и Веласкес.

«Менины» – наиболее достоверный портрет живописца.

Однако орден Сантьяго на его груди еще не был получен, почему же он присутствует на картине? Быть может, его нарисовали позднее, когда членство в рыцарском ордене было узаконено?

Читайте также:  Камиль писсарро. картина ценой в одно пирожное - все о живописи

Существует версия, что орден был написан уже после смерти Веласкеса. Возможно, по приказу короля. Но орден написан настолько точно в манере Веласкеса, что нет сомнений в его авторстве.

Может, это не художник изображен на картине? Потому что рисовать орден на груди, когда он не получен, – серьезный проступок для придворного живописца. Да и рыцарский орден Сантьяго – слишком серьезная организация. Так кто же на полотне – сам художник или другой человек? Искусствоведы спорят по сей день по поводу написания этой картины. Удастся ли им открыть правду?

Судьба Маргариты

Жизнь инфанты Маргариты оказалась недолгой. Она вышла замуж за императора Священной Римской империи Леопольда I. Это случилось в 1666 году. Ей было 14 лет, Леопольду – 26.

По свидетельствам современников, это было счастливое супружество. У мужа и жены были общие интересы в сфере искусства и музыки. Маргарита родила шестерых детей за 6 лет брака. Но выжила только одна девочка – Мария Антония.

Маргарита умерла, когда ей шел 21-й год. Ее захоронение находится в Австрии.

Заключение

Свое название картина получила в XIX веке. До этого при описании работ Веласкеса ее именовали «Королевская семья» или «Семья Филиппа VI».

Подчеркнул прелесть инфанты в своей картине Веласкес. «Менины» создают резкий контраст между сиянием Маргариты и окружающей обстановкой. Глубокое философское содержание полотна, его тайный смысл оставляют множество загадок.

Пабло Пикассо на основе картины написал 58 вариаций в своем неповторимом стиле. Он предложил новую трактовку полотна Веласкеса. Каждый персонаж несет двойную смысловую нагрузку – добра и зла. Герои олицетворяют две противоположности мира – жизнь и смерть.

Источник: https://www.syl.ru/article/182257/new_velaskes-meninyi-opisanie-kartinyi-diego-velaskes-kartinyi-hudojnika

Диего Веласкес. «Менины»

Диего Веласкес. «Менины»
1656 г. Холст, масло, 318 х 276 см
Прадо, Мадрид
Где живопись? Все кажется реальным
В твоей картине, как в стекле зеркальном.


Франсиско де Кеведо – Диего Веласкесу

Рассказывают, что французский поэт-романтик Теофиль Готье, увидев полотно Веласкеса «Менины», в изумлении  воскликнул: «Где же картина?». И его легко можно понять.

Мастерство Веласкеса кажется поначалу  таким естественным и  немудреным, что зритель чувствует себя не сторонним созерцателем произведения искусства, а заинтересованным  свидетелем  изображенных  событий.

Переживая  перед картиной застывшее мгновение давно отшумевшей жизни, он задается вопросами  отнюдь не академическими: кто  все эти люди?  Почему они собрались вместе? Что здесь происходит? Постараемся удовлетворить естественное зрительское любопытство.

Итак, время действия – 1656 год. Былая слава и могущество Испании остались в прошлом,  королевская династия испанских Габсбургов угасает. Место действия – старый королевский дворец  Алькасар, в котором Веласкесу отвели просторное помещение под мастерскую. Действующих лиц мы можем перечислить поименно.

Совет

В висящем на стене зеркале видны два отражения – это  король Испании Филипп IV Габсбург и королева Марианна Австрийская, вторая жена и родная племянница государя. Прелестная светловолосая девочка в центре комнаты – их пятилетняя дочь, инфанта Маргарита. Вокруг нее хлопочут придворные дамы – менины: так называли в Испании прислуживающих инфанте девушек из хороших семей.

Ту из них, которая подает Маргарите сосуд с питьем, зовут  Мария Сармиенто, другую — Исабель де Веласко. За доньей Исабель из полумрака выступает Марсела де Ульоа – дуэнья, без присмотра которой благородные испанские девицы не могли сделать и шагу. С ней беседует гвардадамас — придворный, обязанный повсюду сопровождать инфанту.

Не забыты любимые забавы испанского двора: карлик-шут Николасито Пертусато толкает ногой  дремлющую  собаку, а рядом с ним  стоит  карлица Мария Барбола. На заднем плане в дверном проеме видна фигура дворецкого  королевы Хосе Ньето де Веласкеса, родственника художника.

И наконец, слева работает  у мольберта Диего де Сильва Веласкес, придворный живописец испанского монарха и один из первых художников Европы. Ему 57 лет. Ключи на его поясе свидетельствуют о том, что Веласкес  – к тому же и апосентадор, т.е. управляющий дворцом (должность почетная, однако хлопотная и к искусству отношения не имеющая).

На  груди художника алеет крест рыцарского ордена Сант-Яго. Правда, в год написания картины он еще не был посвящен в рыцари – это произошло лишь в 1659 г.,  и Веласкес, очень гордившийся своим рыцарством, дополнил давно законченную картину, написав на костюме крест.

Познакомившись с персонажами картины, мы не можем не удивиться ее странному названию: «Las Meninas“. Это слово (кстати, португальское) можно перевести как «придворные дамы» или «фрейлины». Неужели ради   очаровательных фрейлин инфанты был написан этот огромный холст? Разумеется, нет.

И действительно, с 17 века у картины было второе название «Familia“  – «Семья». В высших слоях испанского общества «семьей» в те времена называли не только близких родственников, но и всех домочадцев,  включая прислугу.

Поэтому нас не должна удивлять вольность художника, изобразившего рядом с инфантой приближенных придворных, карлицу и шута.

Обратите внимание

Для чего же собралась в мастерской придворного живописца королевская семья? Что за картину пишет Веласкес, и кто ему позирует? Вот уже четвертое столетие искусствоведы, философы, культурологи ищут ответа на эти, казалось бы, простые вопросы.

С легкой руки первых биографов Веласкеса долгое время считалось, что художник пишет парный портрет короля и королевы, которые позируют, стоя за пределами картины, перед ней. На это указывает отражение в зеркале. А почему в мастерской находится инфанта? Ее привели для развлечения королевской четы во время утомительных сеансов.

Что ж, это интересное толкование картины-головоломки, как иногда называют «Менины». Ведь на месте позирующих монархов стоит зритель, и прямо на него направлен напряженный и в то же время отстраненный взгляд художника, сверяющего с натурой каждый мазок кисти.

Этот пристальный взгляд, прикованный то к модели, то к холсту, знает каждый, кому приходилось наблюдать за работой живописца. Все мы, смотрящие на картину, словно становимся участниками вечно длящегося сеанса, и в то же время, благодаря отражению в зеркале, мы видим фрагмент будущего произведения, над которым работает художник.

Однако это толкование картины легко подвергнуть сомнению: среди работ Веласкеса нет ни одного парного портрета Филиппа IV и Марианны Австрийской, а сведений о таком портрете не имеется и в старинных дворцовых описях. Наиболее дотошные искусствоведы даже сумели доказать, что холст, стоящий перед художником, не подходит по размеру для портрета королевской четы.

Чей же портрет пишет в таком случае Веласкес? Конечно же, портрет инфанты! Светлая фигурка Маргариты – безусловно, композиционный центр картины, она сразу приковывает наш взгляд. Много портретов инфанты написал Веласкес, но, пожалуй, лучше этого нет.

Все в картине призвано подчеркнуть контраст хрупкой прелести Маргариты и той роли, которую поневоле должна играть эта девочка, той обстановки, в которой она живет.

Случайно ли почти всю верхнюю половину полотна занимают стены и высокий потолок с массивными крюками для люстр? Противопоставление обширного мрачноватого помещения и маленькой нарядной девочки усиливают детали: огромная собака, большой холст на мольберте.

Важно

Фигура карлицы – женщины ростом с девочку – наводит на мысль о том, что инфанта – девочка, вынужденная с малых лет вести себя как взрослая.

Высокий сан принцессы лишил ее детства, так же как роскошное платье с широчайшей, натянутой на обручи юбкой лишает возможности свободно двигаться.

В таком наряде, весящем несколько килограммов, инфанта даже не может свободно вытянуть руки вдоль тела.

Как контрастирует эта вынужденная   застылость позы с живостью умного личика Маргариты, блеском любопытных глаз, готовыми к улыбке губами! Что ей услужливые менины и придворные шуты… ей бы побегать, поиграть со сверстниками!

Все это, несомненно, есть в картине, однако если Веласкес пишет портрет Маргариты, то почему в зеркале отражаются фигуры короля и королевы? Возможно, они пришли посмотреть, как продвигается работа. Допустим, но почему инфанта стоит к художнику спиной? В работе наступила пауза, и донья Мария подносит девочке кувшинчик с питьем. Но простите, ведь художник-то продолжает работать, он явно смотрит на модель! Значит модель – вовсе не инфанта… или не только инфанта? Еще одна красивая версия не выдерживает критики.

 
Диего Веласкес. Портреты инфанты Маргариты. 1654 и 1655 гг.  .

Нам остается предположить, что Веласкес пишет именно ту картину, которую мы видим – «Менины».

И поскольку в нее включен автопортрет, который художник может написать, лишь глядя в зеркало, прочих персонажей он изображает также при помощи зеркального отражения. Итак, за пределами картины находится зеркало, в котором отражаются все присутствующие в мастерской люди.

Мы, зрители, как и в первом варианте, тоже включаемся в число позирующих, поскольку стоим на месте короля и королевы, которых Веласкес написал отражающимися во втором зеркале, висящем на стене.

Совет

Кроме того, на холсте мы видим и обратную сторону этого самого холста, и все то, что изображает на нем художник – инфанту, придворных, отражение короля и королевы и т.д.

В картине не остается ни одного персонажа, который не двоился, не отражался бы в зеркальном стекле и в зеркале живописи!

Да и сама картина подобна зеркалу: каждый из нас по-своему трактует ее содержание, усматривает в ней проекцию собственных мыслей и чувств – так, стоя перед зеркалом, мы способны видеть в нем лишь свое отражение. Казалось бы, зачем тогда продолжать вековые споры о том, что же пишет художник на стоящем перед ним холсте? Но не размышлять об этом невозможно, как невозможно не вглядываться в таинственную зеркальную глубину.

О том, что глубина   постижения искусства поистине бездонна, свидетельствует трактовка картины, которую дал Мишель Фуко – крупнейший французский философ 20-го столетия, историк и теоретик культуры. Его книгу «Слова и вещи. Археология гуманитарных наук» (1966 г.

) открывает глава «Придворные дамы», в которой Фуко на пятнадцати страницах размышляет, на примере «Менин», о предмете и его отражении, о реальности и иллюзии, о вещи и ее образе в искусстве, об объекте и субъекте изображения.

Диего Веласкес. Венера с зеркалом. Ок. 1650 г.

Еще один властитель дум европейской интеллигенции прошлого века, испанский философ, культуролог и публицист Хосе Ортега-и-Гассет был, по его собственным словам, одержим своеобразным «синдромом Веласкеса».

На протяжении многих лет он предавался размышлениям о картинах этого мастера, пытаясь постичь скрытую в них истину, вновь и вновь возвращаясь к загадке «Менин».

Итак, предоставим читателю возможность выбрать то толкование картины, которое кажется ему наиболее убедительным, или, вдохновившись примером Фуко и Ортеги, создать собственную версию, и двинемся дальше.

Как возникла у Веласкеса идея изобразить на полотне отражение в зеркале? Историки искусства считают, что художник вдохновлялся картиной Ван Эйка «Чета Арнольфини» (1434 г.), которая находилась во времена Веласкеса в собрании испанского монарха.

В зеркале, изображенном Ван Эйком в центре картины, отражаются супруги Арнольфини и свидетели их бракосочетания. Зеркальное отражение в этой картине словно подтверждает законность брака Арнольфини, заключенного при свидетелях.

Кроме того, в итальянском и фламандском искусстве 16-17 вв.

Обратите внимание

был распространен сюжет «Венера перед зеркалом», и Веласкес наверняка видел картины на эту тему. Но, переняв мотив, испанский мастер придает ему совершенно оригинальное звучание. Так, в его картине «Венера с зеркалом» (ок.1650 г.

) богиня любви лежит спиной к зрителю, и мы видим ее лицо лишь смутно отражающимся в зеркале. Никто точно не знает, каков лик любви, но каждый знает, что любовь прекрасна, – словно говорит нам художник.

Читайте также:  Василий кандинский. история зарождения абстракционизма

 
Ян Ван Эйк. Чета Арнольфини.1434 г.

В «Менинах» зеркальное отражение – ключ к пониманию скрытого смысла картины, поэтому оторвемся от созерцания милой инфанты и еще раз посмотрим на висящее у нее за спиной зеркало. Отражения короля и королевы превратили зеркало в подобие обрамленного холста – в, своего рода, идеальную картину, созданную самой жизнью.

Фигура стоящего в дверях Хосе Ньето тоже очень «картинна» – дверной проем похож на раму, а сам дворецкий, застывший в красивой позе со шляпой в руке, словно приготовился позировать для портрета.

Над зеркалом висят две большие картины, которым Веласкес, очевидно, придавал серьезное значение – они занимают значительную часть полотна и написаны так тщательно, что, глядя на «Менины» в оригинале, можно без труда понять их содержание.

Сегодняшнему зрителю сюжеты этих произведений мало что скажут, но современники Веласкеса, тем более обитатели королевского дворца, узнавали их без труда.

Диего Веласкес. Пряхи. Ок 1657 г.

Слева висит картина Питера Пауэла Рубенса «Афина и Арахна», справа – полотно Якоба Йорданса “Аполлон и Марсий” (возможно, копии). Обе картины написаны на сюжеты греческих мифов в изложении древнеримского поэта Овидия. Его книга «Метаморфозы» была хорошо известна европейскому читателю 17 столетия.

Арахна, которая славилась как искусная вышивальщица и ткачиха, вызвала на состязание Афину и превзошла богиню мастерством. Описывая вытканную Арахной сцену похищения Европы Зевсом, принявшим образ быка, Овидий в восторге восклицает: “сочтешь настоящим быка, настоящим и море!” Афина не захотела признать свое поражение и превратила Арахну в паука.

Герой второй картины Марсий достиг необычайного мастерства в игре на флейте и вызвал на состязание Аполлона, который, победив Марсия, в наказание за дерзость содрал с него кожу. Заметим, что миф об Арахне, очевидно, был для Велескеса особенно важен: в написанной примерно через год после «Менин» картине «Пряхи» художник изобразил большой ковер со сценой состязания Афины и Арахны.

Важно

Веласкеса привлекает в этих мифах смелое соперничество художника с богами, читай – с природой. Картины, размещенные над зеркалом, свидетельствуют о том, что и автор «Менин», подобно героям «Метаморфоз», бросает вызов природе.

Каким мастерством должен обладать художник, чтобы созданное его руками изображение могло соперничать с реальностью, как на вытканном Арахной ковре? Как достичь совершенства, как сделать картину зеркальным отражением жизни? – спрашивает Веласкес, и сама написанная им картина отвечает на эти вопросы.

Не мелочный натурализм, не дотошное выписывание каждой детали, каждого волоска, а смелые мазки кисти, то упруго лепящие форму, то настолько легкие и прозрачные, что через них просвечивает холст, – вот что создает иллюзию волшебного дыхания жизни в картинах Веласкеса.

Свободно положенные мазки, сливаясь вблизи в нераздельную массу, издали передают ощущение реальной объемности предметов и глубины пространства. Кисть непостижимым образом запечатлела сам воздух, окружающий предметы, и мы, кажется, видим пляшущие в солнечных лучах пылинки. (Кстати, обратите внимание на необычно длинные кисти в руках художника.

Работая такими кистями, он не должен был подходить близко к картине, и ему было легче оценить целостное впечатление от холста.)

Веласкес часто ставит искусствоведов в тупик. Даже самый доскональный анализ творческой манеры этого мастера кажется недостаточным: какие-то   главные слова так и остаются несказанными.

Русского художника Ивана Крамского, автора знаменитой «Незнакомки», не отягощала необходимость «объяснять» чудо Веласкеса, поэтому его простые искренние слова о великом собрате по профессии говорят нам больше, чем страницы глубокомысленных рассуждений: «Смотрю на него и чувствую всеми нервами своего существа: этого не достигнешь, это неповторимо. Он не работает, он творит, так вот просто берет какую-то массу и месит, и, как у Господа Бога, – шевелится, смотрит, мигает даже, и в голову не приходят ни рельеф, ни рисунок, ни даже краски, ничего».

Пабло Писассо. Менины. По Веласкесу. 1957 г.

Но вернемся в мастерскую художника. Мы видим, что не только центральная, но и правая стена комнаты сверху донизу увешана картинами, а слева много места занимает внушительный подрамник с натянутым на него холстом.

Картины буквально надвигаются на присутствующих, окружают их со всех сторон и наводят нас на мысль о многих десятках полотен, написанных придворным художником за тридцать с лишним лет службы.

А собравшиеся в комнате члены королевской семьи – персонажи этих картин.

Совет

Именно их – короля, королеву, инфантов и инфант, придворных, шутов и карликов, даже королевских собак увековечивал живописец в своих произведениях все эти годы. И по сути дела, главный герой картины-головоломки – это ее автор, скромно стоящий у мольберта.

Словно не замечая возникшей вокруг инфанты Маргариты суеты, он продолжает работать.

Диего Веласкес внимательно смотрит на нас, своих будущих зрителей, и   пишет новую картину – «Менины»: универсальное полотно, соединяющее в себе и непринужденную жанровую сцену, и групповой портрет, и автопортрет, и философскую аллегорию. Это картина о том, как создаются картины, о творчестве, о плодотворно прожитой жизни художника, и вообще о жизни, которую, словно зеркало, отражает искусство.

Источник: https://history-of-art.livejournal.com/977827.html

Картина Диего Веласкеса “Менины”, описание, анализ

«Менины» (что в переводе означает «Фрейлины») – самая знаменитая и даже знаковая картина Диего Веласкеса. Это картина-иллюзия, картина-зеркало, картина-автобиография.

В музее Прадо «Менины» намеренно размещаются очень низко – так, чтобы зритель оказался практически на одном уровне с персонажами картины.

«Когда вы стоите перед ней, – делится впечатлением историк искусства Паола Волкова, – у вас возникает полная иллюзия, что вы в мастерской, которая изображена на этой картине.

Я никогда в жизни не испытывала такого странного, даже жутковатого – до холода в спине – ощущения, что вы находитесь внутри картины; что вы пересекли таинственную границу времени и погрузились в этот мир, с которым вы сейчас объединены. Вы стоите между маленькой девочкой, инфантой Маргаритой, фрейлинами, которые привели её в мастерскую художника, и тем, кто стоит за вашей спиной».

Инфанта Маргарита

Младшая дочь испанского короля Филиппа IV, девочка, на которую империя Габсбургов возлагала большие династические надежды, была любимицей Диего Веласкеса.

Художник занимал должность главного распорядителя королевских покоев, а его мастерская находилась прямо в апартаментах короля, поэтому в самом факте того, что Маргариту привели к Веласкесу в его «рабочий кабинет», ничего необычного нет. Веласкес писал Маргариту многократно (1, 2, 3, 4).

Очаровательное существо с воздушным ореолом тоненьких рыжеватых волос и в негнущемся платье на жестком каркасе-вертигадо – её часто сравнивают с лучом света, осветившим мрачную мастерскую. Она умрёт 21-летней, пережив Веласкеса всего на 13 лет.

Фрейлины (менины)

Девушки-фрейлины расположились по правую и левую руку от принцессы. Одна из них, донья Изабелла де Веласко, склонилась в почтительном поклоне. Вторая, донья Мария Сармиенто, низко присев, протягивает Маргарите, сосуд с водой.

Всё это соответствует ритуалам, которые при испанском дворе соблюдались неукоснительно. Принцесса не могла выпить воды самостоятельно – её должны были поднести слуги. А чтобы напоить девочку, фрейлина обязана была опуститься перед ней на колени.

Карлики

Испанский двор непредставим без карликов. Имена некоторых из них история сохранила благодаря Веласкесу.

Обратите внимание

В «Менинах» мы видим карлицу Марию Барболу, привезённую из Баварии и, возможно, являвшуюся нянькой Маргариты, и миниатюрного карлика-итальянца Николао де Пертусато.

Уродцы и карлики были единственными людьми при дворе, свободными от условностей этикета. В «Менинах» Барбола хвастается орденом на её груди, а Николао бесцеремонно толкает ногой спящего королевского пса.

Сам художник

Веласкес изображает в этой компании и себя самого. Некоторые (например, британский искусствовед Вальдемар Янушчак) видят в его лице гордость и надменность. Еще бы – выходец из семейства небогатых португальских евреев-переселенцев оказался почти что членом семьи короля империи, господствовавшей над половиной мира.

Но есть и те, кто читает в лице Веласкеса благородство, а также неудовлетворенность и меланхолию.

Известно, что, вознамерившись получить дворянство, он пережил довольно унизительный судебный процесс, в котором ему, в частности, требовалось доказать, что живопись не является его способом заработка.

В самом конце жизни Веласкеса, уже после того, как были написаны «Менины», Филипп IV пожалует ему орден Святого Яго – высшую государственную награду. Сейчас мы можем видеть этот орден на груди Веласкеса только потому, что после его смерти король велел другому художнику дополнить картину этой деталью.

Кого же на самом деле пишет Веласкес?

Самая большая интрига картины – над чем же в изображаемое мгновение работает Веласкес? У него в руках палитра и кисть, он смотрит куда-то дальше, поверх голов Маргариты и фрейлин, а перед ним стоит на подрамнике огромное полотно. Но зрителям и не нужно ничего домысливать: те, кого он пишет, отражаются в небольшом зеркале за спиной Веласкеса. Это Филипп IV и королева Марианна Австрийская – родители инфанты. Их несколько размытые, но всё же безошибочно узнаваемые портреты зритель различает в амальгаме зеркала. Интересно, что во всем творческом наследии художника мы не найдём картины, где король и королева были бы написаны не по отдельности, а вместе.

Источник: https://artchive.ru/diegovelazquez/works/372618~Meniny

«Менины» Веласкеса: картина о картине

Исследователь литературы и кино Григорий Амелин пристально вглядывается в шедевр Диего Веласкеса «Менины», следя за взаимообращением многочисленных смыслов, которые порождает загадочная композиция этой картины, постоянно пишущей саму себя.

О «Менинах», особенно любимых философами, написана уже целая библиотека.

Новой книгой известного семиотика (вышедшей параллельно “Путешествию с закрытыми глазами: Письма о Рембрандте” Ольги Седаковой) Издательство Ивана Лимбаха открывает серию Orbis pictus, в первый пул которой вошли также эссе Ролана Барта («Арчимбольдо, или Ритор и маг»), Екатерины Андреевой («Орден непродающихся живописцев и ленинградский экспрессионизм»), Петра Вайля («В начале. Джотто») и Жоржа Перека («Зачарованный взгляд»).

Текст в тексте связан с удвоением внутри себя, говорящим о рождении самого феномена искусства.

Важно

Именно так о нем повествуют мифы: рифма как порождение эха, живопись как обведенная углем тень на камне, отражение в воде и т. д. Но это не только об искусстве тогда, в историческом плане, но и о вечном рождении искусства сейчас, на наших глазах.

Отсюда и роль зеркала, простейшим образом повторяющего структуру и содержание материнского текста, как, например, в «Венере и Амуре» Веласкеса, «Портрете четы Арнольфини» ван Эйка и многих других.

Но это не полный повтор. Как правило, зеркало охватывает и отражает лишь часть картины. Полный повтор и зеркальная симметрия исключаются, потому что тогда бы требовалось, чтобы зеркало было равно миру, который оно отражает, что невозможно по определению, и оно обречено быть частью.

Следствием этого являются перспективный разлом, иная точка зрения, другие смысловые горизонты, возможности движения и торжество глубины.

Будучи источником фантазмов, желаний, страхов, надежд и той борьбы с собой, на которую мы обречены, просто глядя в него, зеркало, в рефлексивности своей позволяющее в одно и то же время увидеть и быть увиденным, познать и быть познанным, — не объект изображения и не копировальная машина, а субъект и орудие преобразования всего мира, его содержащего.

Мишель Фуко в самом начале «Слов и вещей» разбирает классический пример геральдической конструкции — «Менины» Веласкеса (около 1656–1657, Прадо, Мадрид) с их непростым зеркальным построением.

Парадокс в том, что в строгом смысле текста в тексте здесь нет: то, что подлежит зеркальному удвоению, располагается вне картины, а то, что попадает в пространство «Менин» (фигура Веласкеса, загадочный холст в центре зала и т. д.), окончательно редуцирует и разрушает и так на ладан дышавшее удвоение.

Читайте также:  Любительница абсента. картина пабло пикассо об одиночестве

Застыв между красками и огромным холстом, повернутым тыльной стороной к зрителю, стоит живописец. Он весь в работе. Его фигура в черном камзоле отнесена в затененный средний план интерьера и как бы призвана оттенить блеск и значение центральных персонажей.

Веласкес смотрит. Мы ловим его взгляд на себе. И он смотрит на нас так, как индеец слушает землю. Может быть, маэстро еще только объявляет войну чистому нетронутому холсту, а может, уже салютует кистью о блистательной виктории. Свет выхватывает из тени его лицо и руки. И события развернутся между кончиком кисти и острием взгляда.

Совет

Между ними целая вселенная, рождающаяся на наших глазах и в становлении смысла не знающая «да» и «нет», субъекта и объекта (рисующий рисует себя рисующим); это одновременно начало и конец, первый мазок и последний штрих, точка первого и последнего касания кистью, первого и последнего звука, заключающего в себе целостное бытие произведения.

Взгляд, как говорит Фуко, удерживает руку мастера и, в свою очередь, покоится на прерванном движении. Они друг для друга — и елочная лапка, и повисшая на ней игрушка, они продолжают друг друга, переплетаясь и чутко вслушиваясь друг в друга.

Художник смотрит, слегка повернув лицо и наклонив голову к плечу. Взглядом быстрым, цепким, все примечающим, как у портнихи, он поддевает невидимую точку, в которой расположены мы, зрители, и которая, как потом выяснится, совпадает с местом модели. На кого он смотрит? Что на его холсте? Мы не знаем.

Позади комнаты ряд картин. Среди них одно полотно сверкает особым блеском и обнаруживает пространство, уходящее вглубь. Его рамка шире и темнее, чем у других, однако мы видим свет, идущий изнутри и высвечивающий два странных силуэта, а над ними, чуть позади, тяжелый пурпурный занавес.

На остальных полотнах ничего подобного, они скрывают содержимое, драпируются во тьму. Это зеркало, не отражающее ничего из того, что представлено на картине, — ни художника, ни остальных персонажей, — все оказываются спиной к нему.

Первая примерка такой структуры Веласкесом — картина «Христос в доме Марфы и Марии» (около 1618, Лондон, Национальная галерея).

Первый план картины — две женские фигуры: молодая кухарка со ступкой и старуха позади нее. Рядом с ними натюрморт: четыре рыбины на тарелке, кувшин, яйца, головки чеснока и красный острый перец.

Второй план — Христос, сидящий в кресле и беседующий с опустившейся на колени у его ног Марией и стоящей рядом Марфой. Одни считают, что это картина, висящая на стене, другие — что это реальная беседа в соседней комнате, которая видна через окно.

Обратите внимание

И наконец, третья точка зрения — это зеркало на кухне, отражающее фигуры Христа, Марфы и Марии, находящиеся в пространстве перед картиной.

Последняя интерпретация ближе всего к тому, что происходит в «Менинах», осталось только совместить отраженное в зеркале с точкой зрения зрителя.

В «Менинах» придворные своими глазами видят то, что попадает в зеркало, мы — нет. При этом только мы видим зеркало, герои же видят то, что мы получаем лишь отраженным в зеркале, в котором не видим себя (а должны были бы, занимая место моделей), будучи и частью картины под названием «Менины», и стоящими перед ней зрителями.

Место модели и трансцендируется за пределы картины, и еще глубже погружается в ее колодезную глубину, подобно двери справа открывая выход в другое измерение (с той лишь разницей, что дверь являет то, что за ней, а зеркало — то, что перед ним).

Такому художнику, как Веласкес, само понятие о пределе в искусстве показалось бы абсурдным: даже в минуту величайшего торжества гармонии он чувствовал себя на пороге каких-то новых, таинственных и недостижимых свершений, и каждый запечный сверчок обещал долгий и длинный путь.

Художник, вовлекая нас в густую паутину игры означаемых и означающих, отменно чувствует динамическую природу зеркальных эффектов, в русле которых пассивное пребывание некоей видимости уступает место бурному извержению желаний, стремлений и надежд, грез, фантазий, потаенных ходов смысла и явного жмыха бессмыслицы.

Зеркало — место встречи, столкновения, острого диалога, состязания, как это блестяще показала Мельшиор-Бонне.

Разворачивая пространство игры и возможностей совершенно невиданных, оно проникает сквозь все поле изображения, пренебрегая всем и опережая кисть художника, и воспроизводит видимый облик того, что находится за пределами «Менин».

Важно

Франциско Пачеко говорил (и в этом старый волк знал толк): «Изображение должно выходить из рамы». У его прилежного ученика Веласкеса изображение радикально выходит из рамы, как если бы само море поднималось выше уровня моря и не солнце заходило за горизонт, а горизонт за солнце.

В запредельной невидимой точке сходятся взгляды почти всех персонажей и все линии композиции (даже пес сонной мордой направлен на нее).

Источник: http://www.theartnewspaper.ru/posts/3923/

Какие тайны скрывает самая известная картина Диего Веласкеса «Менины»

Диего Веласкес — одн из самых значимых испанских художников, крупнейший представитель мадридской школы золотого века испанской живописи. Был придворным живописцем при дворе короля Филиппа IV. Начинал свою карьеру с бытовых зарисовок, также у него есть несколько полотен на религиозную тематику, но настоящую популярность обрел как портретист.

Самая известная и загадочная его работа — картина «Менины», предположительно написанная в 1656 году. Уже три сотни лет ученые и искусствоведы пытаются разгадать ее загадку. Говорят, эту картину любил французский философ Мишель Фуко, разглядывая ее, он тренировал свой ум.

В XVIII веке историк искусства Антонио Паломино провел исследование полотна и даже пообщался с некоторыми, кто изображен на нём. Действие происходит в королевском дворце в Мадриде, где и располагалась студия Веласкеса.

В центре картины находится белокурая инфанта Маргарита Мария Испанская — первый ребенок Филиппа IV и его второй супруги Марианны Автрийской. Здесь ей около 5-6 лет, это и позволяет исследователям сказать, что работа датирована 1656 годом.

По обе стороны от инфанты находятся ее фрейлины — донья Мария Августина Сарментио и донья Изабель де Веласко. Обе одеты в изящные объемные платья, а в волосах заплетены бабочки.

В правой части картины изображены придворные карлики — Мари Барбола и Николаш Петрусато. Веласкес много раз рисовал их обоих, множество портретов висело по всему королевскому дворцу. Испанский двор славился огромным количеством карликов и шутов.

Слева выглядывает из-за холста сам Диего Веласкес. Что интересно, у него на груди крест Сантьяго, который он получит лишь в 1659 году, когда король пожалует его в рыцари. По легенде, Филипп IV лично дорисовал крест, но тщательные исследования картины не обнаружили дополнительных слоев краски.

И наконец, возможно, самая главная часть картины — зеркало за спиной художника. В нём видны Филипп и Марианна, и вот здесь версии расходятся. Согласно первой, инфанта пришла посмотреть, как Веласкес рисует ее родителей. Вторая же гласит, что наоборот, художник рисовал Марию, а королевская чета в этот момент удалялась из студии.

Совет

Сторонники третьей теории утверждают, что инфанта отказалась присутствовать на семейном портере и ее фрейлины пытаются переубедить девочку. Но в любом случае, куда более интересно, что же отражает зеркало? Холст или короля с королевой, которые находятся на месте зрителя?

Исследователи доказали, что перспектива на этой картине нарушена полностью и именно потому невозможно сказать с уверенностью, что там изображено. Отсюда появилась еще одна теория, которая, кстати, объясняет и возраст инфанты и рыцарский крест Веласкеса.

Некоторые ученые предположили, что картина представляет собой некий коллаж. Веласкес мог взять фрагменты из разных картин и соединить их в одну великолепную работу.

Нашлись даже такие, кто предположил, что на самом деле вся картина посвящена самому Веласкесу, якобы так он хотел увековечить себя на фоне инфанты.

А также показать свою близость с королевской семьей.

«Менины» по сей день остаются одной из самых известных и загадочных картин мира. Скорее всего, ее истинного значения мы никогда не узнаем, но ведь в искусстве каждый должен видеть что-то свое, разве нет? Да и в любом случае, нельзя отрицать, что Диего Веласкес был одним из самых талантливых художников в истории.

А что ты видишь в этой картине? Делись впечатлениями в комментариях.

Редакция Boom — это неутомимые искатели крутых видео, о которых хочется рассказать всей планете. Каждый день мы знакомим любимого читателя с невероятными событиями и интригующими жизненными историями. Наша задача — делать скучный мир веселее, а лучшие видеоролики со всего мира помогают нам в этом.

Источник: https://boom.ms/zagadka-kartiny-velaskesa-meniny/

История одного шедевра: «Менины» Веласкеса

Сюжет Это самая известная картина Веласкеса. Менины — это фрейлины, слуги королей, другими словами. Кажется, что все смотрят на нас. Но на самом деле все смотрят на короля с королевой, чей портрет пишет художник, — их лица мы видим в отражении в зеркале на стене. Инфанта Маргарита и ее фрейлины забежали в комнату, где Филипп IV с женой Марианной позируют для портрета. Мы, зрители, видим детей, а также карликов и других слуг с позиции монархов. А за натюрмортом — сам Веласкес. Он выступает здесь как слуга короля, но в то же время мы интуитивно понимаем, что он режиссер этой сцены, ее организующая сила.

Идея «Менин» при всем ее изяществе не нова. За два века до Веласкеса подобный ход (с отражением некоторых героев) придумал Ян ван Эйк — автор «Портрета четы Арнольфини».

Картина «Веласкеса» вдохновляла многих последующих художников. Пабло Пикассо, со свойственной ему страстью, написал 58 вариаций на тему «Менин». Одна из вариаций Пикассо на тему «Менин». 1957. (wikipedia.org)

Марианна Австрийская — вторая жена Филиппа IV. На момент заключения брака ей было 15 лет, а ему — больше сорока. Кроме того, невеста приходилась племянницей жениху. На такой шаг монарх пошел после смерти своего единственного сына (от первого брака) и наследника престола Бальтазара Карлоса, чьей невестой изначально и была Марианна. Дети у нее появлялись на свет мертворождёнными или умирали вскоре после рождения. После 12 лет супружества только дочь Маргарита была единственным ребёнком, оставшимся в живых.

Здоровая красивая инфанта на картине — это выражение надежды о будущем наследнике. В образе 5-летней девочки Веласкес воплощает идею семейного счастья, богатства. Портрет Филиппа IV, 1656. (wikipedia.org)

Обратите внимание

Однако в последующие годы Карл II — последняя надежда Филиппа IV — родился инвалидом. Он стал последним из Габсбургов на испанском престоле. После его смерти разразилась война за испанское наследство, приведшая к власти Бурбонов в стране.

Судьба художника

Первые картины Веласкеса были написаны в жанре бодегонес. Это сцены из жизни простых людей. Со временем бытовые элементы соединились на полотнах с библейскими притчами — мифологическое и жизненное слились. Картины перестают быть наблюдением, они начинают передавать новые смыслы, для разгадки которых нужен своего рода ключ. По тем временам изобразить, например, Вакха в окружении крестьян, которые пируют не хуже богов, было дерзостью. Но Веласкес был смел в своих экспериментах, он умел соединить разнородные мотивы так, что вместе они выглядели естественно. «Триумф Вакха». (wikipedia.org)

Жизнь художника переменилась в 1623 году. Он стал придворным живописцем Филиппа IV. А это означало, что теперь его главные модели — монарх, его семья и двор. Веласкес, конечно, использовал, как того требовали каноны, возвышенный живописный язык. Но при этом он сохранял правдивость образа, не избегал подробностей, которые другой художник предпочел бы скрыть.

Отчасти поэтому Веласкеса называли художником правды. А отчасти еще и за то, кого он писал, помимо представителей высшего света. Это были, например, шуты, карлики — по меркам 17 века, люди второго сорта. Но на картинах Веласкеса они выписаны так же тщательно, как и герцоги.

Источник: https://diletant.media/articles/33260740/

Ссылка на основную публикацию